Блиц-педагогика

Предисловие 

Работа с детьми научила меня не только пространным беседам, но и коротким ответам на вопросы родителей — либо на приеме, где время ограничено, либо после лекции в большой аудитории, когда после выступления на столе лежит гора записок из зала, а время еще более ограничено. 

Постепенно вычленились наиболее популярные вопросы и, пусть беглые (следовательно, без глубокого проникновения в конкретную ситуацию), но все же не с потолка взятые, а продиктованные немалым профессиональным опытом, ответы.

В шутку мы с моей коллегой и соавтором Ириной Яковлевной Медведевой назвали коллекцию таких микроответов «блиц-педагогикой».

Раздел 1

Советы-ответы И. Медведевой

1. Не знаю, что делать. Мальчишке моему всего семь лет, а он уже вовсю грубит и мне, и бабушке. Если он уже сейчас такое вытворяет, что же дальше будет?..

— Что будет дальше, легко предсказать: если попустительствовать грубости, которую можно причислить к словесной агрессии, то она вскоре перерастет в агрессию физическую, сила и характер которой будут зависеть в основном от возрастных возможностей ребенка. Чем старше он будет становиться, тем больнее сможет ударить.

Детская грубость — явление сегодня весьма распространенное. Увы, множество факторов окружающей жизни провоцируют грубость и даже ориентируют на грубость. В первую очередь это, конечно, теле- и видеопродукция. Даже если контакт ребенка с телевизором ограничивается просмотром мультфильмов, он выносит из этих просмотров далеко не лучшие образцы поведения, в частности, общения. Особо, на наш взгляд, следует обратить внимание на интонационную манеру, в которой общаются герои западных мультфильмов. Это резкий, напористый, агрессивный, а подчас вызывающе грубый стиль ведения диалога.

Беседуя с родителями, которые жалуются на грубость своих детей, мы почти всегда отмечаем одну и ту же закономерность: взрослые начинают волноваться несколько запоздало, а именно тогда, когда слышат от детей грубые слова. Но так же, как физической агрессии предшествует словесная, агрессии словесной предшествует АГРЕССИВНЫЙ ТОН. Поэтому, не дожидаясь грубых слов, останавливать ребенка следует уже на уровне ГРУБОЙ ИНТОНАЦИИ. Как? Например, не выполняя просьбу, если она высказана на повышенных тонах.

Ну а если эта стадия уже пропущена? Если ребенок употребляет в общении с вами лексику, уместную, на худой конец, в общении со сверстниками, но уж никак не с родителями? Тем более следует оставлять вопрос или просьбу без ответа. Даже если сын просит поесть, а вы знаете, что он зверски проголодался. Не волнуйтесь, с голоду умереть не успеет! Он должен затвердить на уровне рефлекса: грубит — ему же хуже.

Ну и, конечно, надо посмотреть на самих себя. Если у вас в семье часто происходят шумные «разборки», требовать от ребенка вежливости бессмысленно. Помните? «Неча на зеркало пенять...» Ваш ребенок — это во многом, в том числе и в стереотипах общения, ваше зеркало.

2. Мы с мужем все время спорим: когда приходят гости, может ли наш восьмилетний ребенок сидеть за столом и слушать взрослые разговоры?

— Начнем с того, что гость гостю рознь. Бывают гости, которые склонны быстро «набраться» и начать себя вести — как бы это помягче сказать? — излишне раскованно: рассказывать скабрезные анекдоты, тискать соседок по столу, нецензурно выражаться и т. д. Иными словами, «оттягиваться на полную катушку». Причем с каждой новой рюмкой такие гости все меньше и меньше склонны помнить о том, что рядом находится ребенок. В подобных случаях вопрос о нахождении последнего за столом решается безусловно отрицательно.

А может, проще в любом случае, как только в дом приходят гости, отправлять детей в свою комнату? Дескать, нечего вам (или тебе) тут делать, у нас свой мир, у вас — свой.

Но все дело в том, что расширение детского мира происходит главным образом за счет соприкосновения с миром взрослых. Именно общаясь со взрослыми (или хотя бы присутствуя при общении взрослых), ребенок узнает важнейшие для него сведения о жизни, как теоретические, так и практические. Ну а разве сам ритуал застолья — это не овладение существенным навыком? Ведь то, какие у ребенка во взрослом возрасте сложатся отношения с людьми, зависит в том числе и от умения хорошо, соблюдая традиции, держаться за дружеским столом: произносить радующие гостей тосты, соблюдая их последовательность, быть внимательным к соседям по столу, успевать вести беседу сразу с несколькими людьми и порой на разные темы одновременно!

Если перекрыть ребенку этот «канал информации», он все равно найдет себе другой источник. И тут уж вы не сможете проконтролировать, что за взрослые будут его окружать и каким «премудростям» он у них наберется.

С другой стороны, детям совершенно не обязательно сидеть в обществе взрослых долго. Учитывать здесь нужно разнообразные факторы, например, такой: любые ли темы разговоров предназначены для детских ушей? Конечно, нет! Или: хочется ли гостям весь вечер общаться в присутствии ребенка? Не в ущерб ли такое застолье приготовлению уроков? И так далее. И еще нужно следить за тем, чтобы ребенок, если уж оказался в компании взрослых, умел вести себя тактично, не перебивал старших, спеша высказать свои сентенции по любому поводу, не превращал вечер встречи родителей с друзьями в вечер своих сольных выступлений. Это, как правило, вызывает досаду у гостей (хотя они ее из вежливости скрывают), которые, быть может, с трудом выкроили время, чтобы в кои-то веки с вами пообщаться. У ребенка же возникает совсем не полезная привычка «показывать себя», красоваться.

3. Моя дочь во сне часто сосет палец. Но иногда это случается и наяву. Над ней даже в классе смеются. Десять лет, а она как младенец.

— Сначала хочется дать совет родителям, у которых аналогичная проблема с детьми дошкольного возраста. Очень часто палец или игрушку склонны сосать те из них, кого рано отлучили от груди или кто вообще не был на грудном вскармливании. Они как бы не успели вовремя насытить сосательный рефлекс, и этот рефлекс «насыщается» запоздало, причем в такой малоэстетичной и негигиеничной форме. Если ребенку два, три и даже четыре года, не бойтесь дать ему соску (дома, где нет посторонних глаз) и наливайте воду или сок в бутылочку с соской. Не волнуйтесь, никакого привыкания к соске не произойдет. Наоборот: исчезнет дурная привычка сосать палец. Да и сосательный рефлекс вскоре угаснет.

В возрасте, который принято называть старшим дошкольным и младшим школьным, лучше заменять палец жвачкой. Нельзя сказать, что жвачка во рту украшает ребенка, но поскольку жвачку жуют многие, это, во всяком случае, не будет привлекать отрицательного внимания, не вызовет недоумения и насмешек.

Что же касается более старшего возраста — предподросткового и подросткового, то сосание пальца должно насторожить родителей прежде всего не как дурная привычка, а как симптом, свидетельствующий о повышенной тревожности и даже навязчивых страхах, о том, что ребенку неуютно в этом мире. Очень возможно, что ему не хватает родительского тепла, родительской опоры. Попробуйте укрепить эту сторону отношений и посмотрите, каков будет результат. Не сможете разобраться своими силами — обратитесь к профессиональному детскому психологу или психотерапевту.

Есть и еще одна точка зрения, которую высказывают врачи, принадлежащие к модному, но пока не очень распространенному у нас методу лечения. Его название — краниосакральный, и связан он, в частности, с возвращением подвижности, эластичности черепным швам. Врачи предполагают, что, если ребенок сосет палец, это может свидетельствовать о неправильном взаиморасположении костей черепа, и ребенок, надавливая пальцем на верхнее небо, осуществляет интуитивную самокоррекцию.

4. Не знаю, как добиться строгого соблюдения режима. С улицы вовремя не загонишь, спать вовремя не уложишь. Только и слышу: «Мам, можно я еще немножко погуляю? Мам, можно я еще немножко посмотрю телевизор?..»

— Режим — это та область воспитания, в которой родителям не стоит проявлять излишнюю принципиальность. Сегодня ребенок лег точно в положенное время, а завтра, если ему очень хочется досмотреть интересный фильм (но только хороший, что на нашем телевидении большая редкость!) или дочитать интересную книгу, пусть ляжет попозже. Конечно, не на три часа, а на полчаса-час. Никакой катастрофы от этого не произойдет. Так же, как и оттого, что он погулял несколько дольше обычного и, соответственно, несколько меньше обычного посидел за уроками.

Строгий режим вообще-то уместен в казарме, где подчиненных гораздо больше, чем начальства, и вторым надо как-то управляться с первыми. В семье же, где на одного «подчиненного» бывает два, а иногда и три-четыре «командира», казарменная дисциплина совершенно ни к чему. И потом, спросите себя: разве вам, взрослым, нравится жить точно по часам? Садиться за стол в точно установленное время, минута в минуту, ложиться спать по бою курантов, а не по мере усталости?

Кстати, любопытная особенность: почему-то очень часто родители проявляют бескомпромиссность в мелочах, тогда как стоило бы ее проявлять в тех случаях, когда речь идет о нарушении основных жизненных принципов. А такие принципы, конечно же, есть. Они называются заповедями, их всего-навсего десять, и то какие-то из них не актуальны для детей («Не убий», «Не лжесвидетельствуй», «Не прелюбодействуй»). Вот тут надо действительно требовать неукоснительного соблюдения таких, например, заповедей, как «Почитай отца твоего и матерь твою» и «Не укради». Причем, надо помнить, что заповедь не нуждается в разъяснениях, разве что в самом лаконичном: ее нужно исполнять, потому что так повелел Господь.

Но если речь идет о чем-то не столь принципиальном, лучше строить отношения с ребенком по системе разумных компромиссов, ибо это и есть стереотип правильных человеческих отношений, которые построены на постоянных уступках.

И еще важно помнить, что жесткие запреты по мелочам как бы девальвируют запреты основные, стирают грань между главным и второстепенным.

5. Скоро Рождество, а мы привыкли праздновать только Новый год. Как объяснить нашему шестилетнему сыну, почему у нас в семье не отмечают Рождество?

— С подобным вопросом люди нецерковные могут обратиться и к вам, наши православные читатели. Таких людей в нашей стране, к сожалению, еще очень много, поэтому небесполезно узнать, как на данный вопрос (и схожие с ним) ответить.  Стоит сразу же оговориться, что мы, дескать, не будем затрагивать такой интимный вопрос, как вера в Бога, а рассмотрим социально-психологический аспект проблемы.

В советское время Церковь находилась, что называется, на обочине жизни, и соблюдение церковных праздников и обрядов было уделом лишь немногих верующих. Сейчас ситуация радикально изменилась, и Православная Церковь играет весьма заметную роль в жизни общества.

Серьезное знакомство ребенка с основами Православия — это, по-видимому, не ваша задача. Однако, познакомить его с более внешней, обрядовой стороной церковной жизни вы не только можете, но и, как нам представляется, обязаны, ибо Православная Церковь, как мы только что сказали, сделалась важной частью общественной жизни. Следовательно, изолируя ребенка от элементарных религиозных знаний, вы тем самым изолируете его от общества, делаете изгоем. Если даже зимние школьные каникулы теперь называются рождественскими, ваш сын должен знать, что такое Рождество и почему это один из двух главных христианских праздников.

Очень хорошо пойти с ребенком на праздничную церковную службу. Если вы не знаете, как принято вести себя во время богослужения, попробуйте договориться с верующими знакомыми и пойти в храм вместе. Но не просто отпустите с ними ребенка, а обязательно пойдите вместе с ним. Помните, что дети тяжело переживают, если у них и у их родителей все «не как у людей».

И, наконец, самое главное: лишая ребенка веры в Бога, вы лишаете его самой сильной психологической опоры и защиты. Особенно если он склонен к повышенным страхам. Дело в том, что практически все страхи — страх темноты, страх одиночества, страх заболеть и другие — это та или другая трансформация страха смерти. А что может избавить от страха смерти, кроме веры в бессмертие?

6. Нашего сына-пятиклассника просто невозможно оттащить от компьютера. А говорят, что за компьютером долго сидеть нельзя. Что делать?

— Бытует мнение, что сегодняшнего ребенка необходимо приобщать к компьютеру, и чем раньше — тем лучше. Ведь на дворе ХХI век, компьютеры везде и повсюду, и если он не овладеет этим прибором, то не сможет стать даже мусорщиком.

Бытует и другое, тоже достаточно популярное мнение, что компьютер — вредная игрушка, к которой ребенка нельзя подпускать на расстояние пушечного выстрела.

Мы думаем, ответ на вопрос целиком и полностью определяется тем, ЧТО ИМЕННО ДЕЛАЕТ ребенок, сидя за компьютером. Если он до самозабвения (и забвения всего остального!) играет в компьютерные игры, то никакой пользы в этом нет. И не стоит верить легендам, что у него формируются или развиваются какие-то интеллектуальные способности. Все навыки, которые он приобретает, сводятся фактически лишь к обезьяньему умению быстро нажимать на 3–4 кнопки. Такое умение можно приобрести за полдня. Это с одной стороны. С другой стороны, уже есть данные (к сожалению, наши СМИ не заботятся об их распространении) о негативном влиянии компьютерных игр на психику ребенка. Детские психиатры свидетельствуют, что очень большой процент пациентов острого (!) отделения психиатрической больницы — около трети — сегодня составляют жертвы компьютерных игр. Поэтому от такого использования компьютера ребенка надо решительно отучать, невзирая на его порой весьма бурные протесты.

Другое дело, если ваш ребенок использует компьютер для серьезной учебной работы. Когда вы не понимаете, какие он осуществляет операции, не удивляйтесь и не возмущайтесь. Просто знайте, что ему не надо мешать, ибо в данном случае при помощи компьютера осуществляется как раз полезная, способствующая развитию интеллекта деятельность. Неизвестно, как сложится судьба, но вполне возможно, что именно такая деятельность определит профессиональное будущее вашего ребенка.

7. Моей дочери уже тринадцать лет, а заставить ее помыть посуду невозможно. Сама десять раз помоешь, пока от нее дождешься помощи...

— Вопрос, как приучить детей помогать по хозяйству, далеко не простой. Многое зависит и от характерологических особенностей ребенка, и от возраста, с которого начинается приучение, и от обстоятельств жизни.

Но есть один существенный фактор, о котором, пожалуй, стоит сказать «в общем порядке». Родители, которые жалуются на то, что дети не любят заниматься тем или другим домашним трудом, как правило, САМИ ЕГО ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУТ. Если вы сами считаете домашние дела трудом «низким», презренным, недостойным себя, то не ждите от ребенка радостного исполнения домашних обязанностей. Он же смотрит на вас, родителей, и вы ему — пускай невольно, неосознанно — передаете свое отношение. У вас, правда, это негативное отношение уравновешено чувством долга, чувством необходимости («Если я не сделаю, то кто за меня сделает?»), но у ребенка, даже если он уже в подростковом возрасте, чувство долга еще не развито. К тому же он знает, что за него работу в крайнем случае сделают взрослые.

Короче говоря, если задаться целью всерьез приучить сына или дочь к домашнему труду, необходимо изменить собственное отношение к этому труду. Научиться получать удовольствие и от мытья посуды, и от приготовления еды, и от уборки. Как этого добиться? Прежде всего осознать, что наведение порядка, чистоты или превращение сырых продуктов в еду — это форма борьбы с хаосом. А борьба с хаосом вокруг помогает восстановить гармонию и внутри, в собственной душе.

И еще один важный аспект: совместный домашний труд — важнейшая форма общения, в том числе и с собственными детьми.

8. Что делать, если ребенок каждую минуту обижается, причем буквально на пустом месте?

— Знаменитой английской писательнице, автору бесчисленного множества детективов Агате Кристи принадлежит афоризм, который она вложила в уста своей любимой героини мисс Марпл: «Умный человек не обижается, а делает выводы».

Увы, далеко не все взрослые умеют следовать этому правилу. Ребенок же, безусловно, еще не «умный человек», он находится на начальном этапе постижения мира, и очень многое ему совсем непонятно или понятно не до конца.

В сущности, что хочет продемонстрировать ребенок реакцией обиды — плачем, насупленными бровяями, надутыми губами? Прежде всего то, что какое-то слово или действие, направленное на него, НЕСПРАВЕДЛИВО. Более утонченные, более чуткие дети, как правило, и более ранимы. Бывает, что чрезмерная обидчивость — это сигнал родителям. Быть может, надо обратиться к психологу или психиатру, который посмотрит на ребенка глазами профессионала и увидит, что обидчивость — лишь ОДИН из симптомов.

К детским обидам следует относиться прежде всего с уважением. То, что нам, взрослым, кажется не заслуживающей внимания чепухой, для ребенка может быть источником серьезного душевного страдания. А самое ужасное — если он жалуется на обидчика и вместо сочувствия встречает насмешку, пусть даже добродушную. Дескать, перестань, это ж ерунда, яйца выеденного не стоит...

Вы думаете, что таким образом ободрили его, а на самом деле нанесли еще одну обиду. Ведь ему, маленькому человеку, больше не у кого искать защиты: семья — вот его мир.

Но все сказанное вовсе не означает, что обидчивость нужно холить и лелеять. Конечно, психику обидчивого ребенка необходимо укреплять, закалять. Но, закаляя, сначала надо увеличить ее эластичность и только потом (очень осторожно!) испытывать на прочность. На самом же начальном этапе «закалки» постарайтесь переключить внимание «самого несчастного» на что-то, что может его увлечь, порадовать и развеселить.

Ну, а «программа-максимум» — научить ребенка состраданию, чтобы он переживал не столько то, что обижают его, сколько то, что обижают других. И спешил их утешить. Сострадание и есть главное лекарство от обидчивости.

9. Мой сын, даже когда на улице холодно, ни в какую не желает надевать шапку. У нас дело чуть ли не до драки доходит. Здоровый парень, я с ним и справиться-то уже не могу...

— Похоже, в России существует какая-то повышенная фиксация на том, что голова должна быть укутана, должна быть в тепле. Можно даже сказать, что страх застудить уши относится к разряду общенациональных страхов. Можно, конечно, возразить на это, напомнив о северном климате, в котором мы живем. Но в такой, например, стране, как Англия, отнюдь не жарко, а дети ходят с непокрытой головой даже в том возрасте, в котором еще не ходят, — в грудном. Обычная для Лондона картина: дождь, слякоть, ветер, а вы видите женщину, прогуливающуюся с коляской, причем она в шапке или шляпе, а младенец без шапки и с голыми ногами! Интересно, что в Англии при этом очень мало болеют простудой. Может, именно потому, что голову закаляют от рождения?

Интересно и другое. Кавказцы, которые, казалось бы, привыкли к теплу, попадая в северные широты, спокойно ходят зимой без шапки. Наверно, если бы они в результате такого молодечества заболевали воспалением среднего уха или, еще того хуже, менингитом, головной убор стал бы неотъемлемой частью их гардероба, когда они находятся в Москве или в Рязани. Но нет, этого не происходит.

Поймите, что для мальчика-подростка (да и для девочки) выйти на улицу без шапки значит продемонстрировать свою лихость или, как теперь говорят, КРУТОСТЬ. И это для него ЖИЗНЕННО ВАЖНО. Да он готов околеть от холода, лишь бы его не сочли неженкой, слюнтяем, маменькиным сынком или, опять же, как теперь принято выражаться, БОТАНИКОМ. А может, именно эту шапку кто-то высмеял, и она стала мальчику ненавистной? Что ж, воспользуйтесь тем, что сейчас большой выбор, пойдите с сыном в магазин или на рынок и купите ту, которая ему понравится. Или, если на улице не так уж холодно, замените теплую шапку более легким головным убором — беретом, кепкой. Наконец, шапку может с успехом заменить капюшон, которым снабжены теперь многие куртки.

В общем, стремитесь к компромиссу, то есть к взаимным уступкам. Ведь, если говорить честно, воспитание — это сплошная борьба, и надо сделать все от вас зависящее, чтобы она как можно реже принимала враждебные формы. Ваша главная задача — сломить сопротивление ребенка, но сделать это так тонко, чтобы он (особенно если это подросток!) считал победителем СЕБЯ.

10. Недавно потерял работу и теперь нахожусь в безрезультатных поисках новой. Настроение соответствующее. Особенно раздражают сочувственные взгляды и слова утешения со стороны домашних. Жена еще и пилит, говорит, что я один такой идиот, все как-то устраиваются. Больше всего боюсь потерять авторитет в глазах своих сыновей-школьников...

— Легко себе представить, как выводят из себя мужчину, оставшегося без работы, дежурные (во всяком случае, так ему кажется) утешения родных и друзей. Все, мол, ничего, все еще впереди, все еще будет! А он думает: «Как же вы все мне надоели! Ну зачем глупости мелете? Что я, ребенок, что ли?»

Женщину часто удивляют и даже возмущают чересчур острая реакция мужа на потерю работы и одновременно крайняя, как ей кажется, пассивность в поисках новой. А если у нее у самой был подобный опыт, она ставит себя мужу в пример. Но это большая ошибка. Нельзя переносить женский опыт на мужчину. Женщины гораздо более адаптивны, и сегодня это очевидно всем, не только психологам. Посмотрите, с какой легкостью — относительной, конечно — представительницы слабого пола меняют квалифицированную и даже творческую работу на совсем не квалифицированную и механическую. Почему? По разным причинам.

Во-первых, женщину недаром называют хранительницей очага. Перед лицом угрозы ребенку, семье, то есть очагу, она способна на все. И если для спасения очага нужно срочно окончить бухгалтерские курсы, распространять биодобавки или мотаться в Китай за ширпотребом, — нет вопросов. Еще и постарается себя чем-то успокоить, взбодрить, найдет в новой работе привлекательные стороны. Женская натура, как правило, не терпит долгого уныния.

Еще одно немаловажное отличие: женщины в массе своей, как ни странно, менее ранимы, чем мужчины. Речь идет не о внешних проявлениях, а о глубинных свойствах характера. Конечно, бывают исключения как с той, так и с другой стороны, но мы говорим сейчас о некой общей тенденции.

И, наконец, последнее: мужчина и по складу, и по жизненной роли более социален. Обратите внимание на людей, вышедших на пенсию. Как легко, часто даже с удовольствием женщина переходит на домашний образ жизни, и как страдает, мечется, не знает куда себя деть новоиспеченный пенсионер-мужчина. Опять же, исключения бывают, но такая картина типична.

Бывает и так, что мужчина, ставший безработным, не нуждается ни в советах, ни в сочувствии. Он энергично, целенаправленно ищет другую работу, не боится никаких предложений, смело смотрит в будущее. Словом, не теряется.

И таких мужчин, представьте себе, большинство. Во всяком случае, в России. А характерное заблуждение мужчины, оставшегося без работы и пребывающего, мягко говоря, в растерянности, сводится к тому, что это он, наоборот, в меньшинстве! «Все как-то крутятся, приспосабливаются, находят, один я — недотепа, выродок — ничего не могу!» Увы, нередко и жена наталкивает его на эти невеселые размышления. Но это и жестоко, и не соответствует реальности.

Сегодня огромное количество вполне нормальных, достойных и талантливых людей оказались в катастрофическом положении (особенно это касается провинции): без работы, без возможности в ближайшем будущем обрести новую. Это очень тяжко и унизительно, когда не знаешь, как прокормить детей, как помочь своим старикам. Работая с детьми, мы нередко сталкивались в эти годы с отчаянием безработных отцов. Совсем недавно они были учеными, инженерами, наладчиками приборов, слесарями-сборщиками, а теперь... «Теперь я никто!» — мог с горечью заявить такой отец.

Да, труд, профессия во многом определяют мужчину. Но отнюдь не исчерпывают. У него есть и другие социальные роли: муж, отец, сын, друг. Хотелось бы особо остановиться на роли отца. Конечно, ребенку (или детям) плохо, когда отец безработный. Но ему в тысячу раз хуже — мы это знаем по своей психологической практике, — когда отец раздавлен и повержен. Потерять работу — беда, стать в глазах своего маленького сына СЛАБЫМ — вина. Ведь тогда мальчик лишается самого главного: образа могущественного отца. И эта травма, поверьте, не сопоставима ни с какой другой, она искажает душу ребенка, поселяет в нем страх, накладывает отпечаток на всю дальнейшую судьбу. Согласитесь, есть ради чего держаться мужественно и, уповая на помощь Божию, стараться преодолеть трудные жизненные обстоятельства.

11. Прочитали в журнале, что ваш метод психокоррекции относится к арттерапии. А что такое арттерапия?

— Арттерапия — это, по сути, вид психотерапии, который отличается тем, что в качестве инструмента психокоррекции используется тот или иной вид искусства («арт» — «искусство»). Помимо арттерапии существует и артпедагогика, когда различные виды и элементы искусства помогают в обучении. Вообще, арттерапия и артпедагогика теснейшим образом взаимосвязаны, как и вообще взаимосвязаны процессы педагогики и психотерапии. Разве хороший учитель или воспитатель не осуществляют «по ходу дела» психотерапию, если ребенок в ней нуждается? И наоборот: грамотный психолог или психотерапевт разве не занимается педагогикой в широком смысле слова (то есть воспитанием) пациента, чтобы гармонизировать его психику?

Арттерапия получила в последние десятилетия широкое распространение во всем мире, особенно в странах Запада, где ее даже преподают в виде отдельного курса в высших учебных заведениях. Сейчас такие курсы (или, по крайней мере, спецкурсы) читаются и в российских вузах.

Существует множество направлений арттерапии, их названия обычно соответствуют тому виду искусства, который используется в коррекционных целях: драмотерапия, куклотерапия (к ней можно отнести наш метод ДРАМАТИЧЕСКОЙ ПСИХОЭЛЕВАЦИИ), изотерапия, музыкотерапия, данстерапия (лечение с помощью танцев), сказкотерапия и т. п. Издаются профессиональные журналы, такие, например, как «Арттерапия» (Канада), «Психодрама» (США), «Куклы и маски» (Швейцария), и многие другие.

Развитие этого направления нам — и не только нам, а многим специалистам — кажется чрезвычайно перспективным. Общеизвестно, что метафора, художественный образ, сказочный сюжет производят на ребенка сильнейшее впечатление — следовательно, могут оказывать полезное воздействие. Кроме того, психокоррекция при помощи творчества позволяет создать мотивацию, понятную, желанную и интересную для юного пациента. Ведь когда ребенку говорят, что поведут его к психологу, то во-первых, это ассоциируется с заведомо ничего приятного не сулящим походом к врачу, а во-вторых, «психолог» и «псих» — однокоренные слова. И тот, кто мог уже неоднократно за свою короткую жизнь слышать от сверстников обидное «псих», слышит в слове «психолог» именно этот корень. А тут можно сказать: «Завтра мы пойдем в такое интересное место! Там есть кукольный театр, тебя проверят, сможешь ли ты стать артистом, и если сможешь, будут с тобой заниматься дальше». Согласитесь, ребенок пойдет на первичный прием, а в дальнейшем и на психокоррекционные занятия с совершенно другим настроем.

В России о преображении человека через искусство много писали такие философы, как Н. Федоров, Н. Лосский, А. Горский и другие. В раннесоветскую эпоху было создано движение, которое называлось «Пролеткульт» и пропагандировало массовое спасение людей через искусство. Серьезные исследования, посвященные воздействию искусства на детей, в том числе и на детей с теми или иными психологическими трудностями, проводились советскими психологами, такими, например, как Л. Выготский, В. Шадский, В. Запорожец.

В настоящий момент многие российские специалисты используют арттерапию и игротерапию (они весьма близки) в работе с детьми. Есть интересные методики, публикации в периодике, книги.

Но арттерапию не надо путать с театральным кружком или изостудией, хотя и там может произойти спонтанная гармонизация психики, поведения. У кружка все-таки главная цель — научить детей играть в спектакле или рисовать. А главная цель арттерапии — используя искусство, ОКАЗАТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ.

Вообще, сегодня клише «волшебная сила искусства», подразумевающее, что искусство всегда целительно для человеческой души, представляется крайне сомнительным. Сейчас наша жизнь наводнена, буквально затоплена искусством, которое оскверняет, калечит, разрушает душу. И граждане России должны сделать все возможное, чтобы избавить детей (да и все общество!) от такого губительного искусства. Тогда гораздо меньше девочек и мальчиков будут нуждаться в психокоррекции — в частности, арттерапевтической.

12. Была на вашей лекции, где вы сказали, что работаете с детьми с пограничными состояниями психики. Что это за состояния? Может, когда психика на грани срыва?

— Да, на грани, но не срыва. Скорее, к пограничным состояниям можно отнести такие, когда трудно провести грань между особенностями характера и психическими отклонениями, между изуродованностью, дурным воспитанием и врожденными деформациями, между травмированностью неблагоприятными условиями жизни и природными склонностями не совсем адекватно реагировать на окружающую жизнь. Даже вполне опытные специалисты часто расходятся во мнениях по поводу пациента-«пограничника»: один скажет, что это личность с особенностями, второй даст заключение «невротические изменения», а третий и вовсе поставит диагноз «психопатия».

Дело в том, что в пограничные состояния входят неврозы и психопатии. Но так же, как пограничное состояние с трудом отделяется от нормы, иногда бывает трудно провести грань, РАЗГРАНИЧИТЬ невроз и психопатию. Если определять очень грубо, очень приблизительно, то неврозы больше зависят от социально-неблагоприятных условий жизни, а психопатические реакции в основном связаны с особенностями психобиологии. То есть поведение психопата больше зависит от внутреннего состояния, а невротика — от состояния окружающей среды. При психопатии нарушен баланс основных нервных процессов — возбуждения и торможения. Если преобладает возбуждение, это возбудимый психопат, если торможение — тормозимый.

Неврозы же, в свою очередь, весьма разнообразны и делятся на несколько крупных видов: фобические (или неврозы страхов: «фобия» по-латыни «страх»), неврозы навязчивых состояний, психосоматические неврозы и другие.

Детям, страдающим фобическими неврозами, свойственны такие страхи, как страх темноты, страх остаться одному, страх высоты, закрытого пространства (например, лифта), страх врачей и врачебных процедур.

Невротические навязчивости бывают самыми разнообразными: тики (которые, в свою очередь, разнообразны), подергивания плечом или головой, сосание пальца или предмета, какие-то автоматические движения, покашливания, горловые «гмыкания», как будто першит в горле, шмыгание носом — при том, что нет насморка, и т. п.

Психосоматические неврозы проявляются как болезнь тех или иных органов, когда сами по себе органы здоровы. Скажем, распространенная среди взрослых психосоматика — это кардионевроз. Пациент ощущает боли в сердце, а сердце и анатомически, и функционально в норме. Дети нередко страдают такими психосоматическими неврозами, как астма, нейродермит и энурез (недержание мочи).

Но нередко сталкиваешься и на этом уровне — уровне различных видов неврозов — с трудностями разграничения. Например, заикание. Что это за вид? Психосоматика или навязчивость?

Но диагностика со всеми ее сложностями и тонкостями — это дело врачей. Родителей же чаще волнует практический вопрос: когда стоит, а когда не стоит обращаться к специалисту? Мы бы ответили так: если некоторые странности или сложности характера ребенка не мешают жить ему, вам и другим окружающим его людям, если вы сами умеете с этими сложностями справляться, то и слава Богу. В противном случае придется прибегнуть к помощи профессионала. Но не спешите это делать. Сначала попробуйте использовать возможности воспитания.

13. Моему сыну четыре года. Соседка по подъезду — психолог — сказала, что я с ним слишком авторитарно общаюсь, а нужно на равных. Права ли она?

— Сейчас много так называемых инноваций, в том числе и в области воспитания детей. Одна из самых популярных воспитательных новинок — равные, партнерские отношения с детьми. Эта мода, как и многое другое, пришла к нам с Запада. Помнится, в конце 1990-х мы разговаривали с коллегой из США, которая жаловалась на невротизацию детей и объясняла, что это следствие «партнерских» отношений с родителями. Старшие перестали поучать младших, вместо ответов на жизненно важные вопросы дети слышат от своих пап и мам: «Мы ничего не знаем, вы мудрее нас...» Результат — фобии, то есть патологические страхи. Ребенок не понимает, что подобное поведение взрослых — это новая мода. Он думает, что взрослые действительно ничего не знают. Следовательно, они перестают быть для него авторитетом. А кто не авторитет, тот и не защита.

Получается, что в мире, который средства массовой информации демонстрируют им как страшный, агрессивный, полный опасностей, — в этом «безумном, безумном, безумном мире» их, маленьких и слабых, никто не защитит. Ведь родители тоже слабаки! Они и сами в этом непрерывно сознаются, говорят: «Мы такие же, как ты, мы — твои партнеры...»

Теперь родители-«партнеры» появились и у нас. Такую вредную модель поведения пропагандируют журналы, книги по вопросам воспитания, теле- и радиопередачи и даже, к сожалению, профессиональные психологи.

Во-первых, отношения на равных с собственным ребенком очевидно фальшивы: какое может быть равенство с тем, кто намного младше, глупее (а не мудрее!), беспомощнее во всех отношениях?

Во-вторых, если вы с ребенком на равных, воспитание становится невозможным. На каком основании можно запрещать, поучать, наказывать, если вы партнеры? Товарищ по песочнице не имеет полномочий воспитателя. С ним играют и время от времени, не поделив машинку или первенство, дерутся.

Следовательно, в-третьих, если пятилетний сын замахивается на маму-подружку, он вправе это делать.

О патологических страхах, связанных с разрушением здоровой иерархии «взрослый-ребенок», уже сказано.

Так что не только для нормального воспитания, но и для нормального психического самочувствия детей совершенно необходим нормальный авторитет родителей.

Другое дело, что строгость должна сочетаться с любовью и вниманием к ребенку. Разве наставничество исключает дружбу? Но это дружба СТАРШЕГО С МЛАДШИМ, и младший должен заслужить ее послушанием.

14. Что делать, если ребенок-дошкольник плохо засыпает? И днем не спит, и вечером никак не может угомониться. Крутится, вертится, хочет беседовать со взрослыми — и так до поздней ночи...

— Конечно, в таких случаях стоит посоветоваться с опытным детским невропатологом. Но если он ничего для себя «интересного» не найдет, попытайтесь преодолеть проблемы с засыпанием своими силами.

Бывает, что ребенок не может резко переключиться с активного бодрствования на полную неподвижность, полное бездействие. Значит, нужно сделать это переключение более плавным.

Вечер должен протекать по возможности спокойно, без шумных подвижных игр, конечно же, без компьютера и телевизора. Малышу не только нельзя проводить вечер перед голубым экраном, но ему нельзя и находиться в комнате, где работает телевизор.

Очень полезно почитать на ночь какую-нибудь любимую сказку (или детский рассказ), усевшись с ребенком рядышком в уютном уголке квартиры без верхнего света. Можно пообещать дочитать эту сказку уже в постели. Полезно также, когда ребенку пора засыпать, взять его ручку в свою, а другой рукой одновременно поглаживать его по спинке сверху вниз и что-нибудь шепотом рассказывать. Например, о каких-то смешных эпизодах из его младенческой жизни.

Хорошо дать перед сном столовую ложку лимонного сока, перемешанного в равных частях с медом. Не только совершенно безвредное, но и весьма вкусное снотворное!

15. Наш шестилетний сынишка писается по ночам. Проверяли почки и ничего не нашли, а он каждое утро просыпается в мокрой постели...

— Ночной энурез часто бывает невротического происхождения. Иными словами, это лишь следствие какого-то душевного неблагополучия, какого-то внутреннего «сбоя». По нашим наблюдениям, одной из таких внутренних причин бывает подавленная воля, когда вполне уместная и даже необходимая в воспитании строгость принимает патологические формы диктата (по любому поводу), гиперопеки вплоть до слежки.

Ребенок в такой ситуации лишен возможности волеизъявления даже в мелочах, его постоянно контролируют. В конце концов он уже и сам себя научается контролировать, чтобы ни в чем не проявить собственную волю, рискуя вызвать недовольство взрослых.

И тогда, оставшись на ночь без внешнего контроля, он, бедняга, дает отключиться и своему внутреннему, обессиленному за день, «контролеру», в результате чего совершает бесконтрольное действие, свойственное младенцу.

Кстати, о младенцах. Представьте себе, детский энурез может быть и следствием ревности к недавно родившемуся брату или сестричке. Ребенок видит, какую заботу проявляют родители о новорожденном — в частности, когда он мокрый. И у него, у старшего, вдруг начинается ночной (а иногда и дневной) энурез, хотя он уже давным-давно умеет пользоваться горшком и до рождения малыша всю ночь оставался сухим. Вероятно, в данном случае энурез — это бессознательная зависть к младенцу и (тоже бессознательное) желание получить такую же усиленную ласку и заботу.

Если вы можете заподозрить такую причину энуреза, необходимо наряду с заботой о новорожденном усилить внимание к старшему ребенку, не забывать сажать его на колени, брать на руки, если он еще достаточно маленький, гладить по голове, целовать, говорить ласковые слова. И параллельно включать его в круг посильных для него забот о младенце, давая понять, что он стал теперь для вас незаменимым помощником.

Но даже если психологическая причина энуреза найдена и устранена, это не значит, что он немедленно пройдет. Здесь может проявиться некий автоматизм, который не всегда легко разрушается. Чтобы помочь такому благому разрушению, стоит применить старое народное средство: приучить ребенка каждый вечер съедать за ужином кусок черного хлеба, круто посоленного, причем желательно крупной солью, а не солью «Экстра». Ну и, конечно, не давать на ночь жидкости. Последний раз можно попить чай примерно за три часа до сна. А если и перед сном захочется, достаточно для утоления жажды дать пару глотков.

И ни в коем случае не будите ребенка среди ночи! Сэкономив на стирке, вы можете повредить его психике, расстроить сон.

Вообще, старайтесь минимально фиксировать внимание ребенка на энурезе, иначе этот недостаток (который, даже если ничего не делать, со временем проходит) может перерасти в чувство неполноценности.

16. Вы говорите, что нельзя разрешать девочке-подростку ходить с голым пупком, делать пирсинг и даже надевать в школу брюки. Но ведь она не может быть белой вороной! Одноклассники поднимут ее на смех — вот вам и комплекс неполноценности. Может, стоит пожертвовать этикой ради сохранения психики?

— Этот действительно очень нелегкий вопрос волнует сегодня многих родителей. Да, к сожалению, девочки и мальчики, которым родители запрещают непристойно одеваться и декорироваться, могут выглядеть белыми воронами.

Впрочем, белой вороной выглядит и попавший в сумасшедший дом нормальный человек. А страсть к публичному обнажению тех частей тела, которые в нашей культуре не принято обнажать, и прокалывание тех мест, которые у нас не принято прокалывать (пупок, нос, бровь, нижняя губа, язык и даже ухо — если это не единичная дырочка в мочке (у женщины!), а множество дырочек и, соответственно, колец по периметру ушной раковины), — это симптомы различных форм психопатологии, преподносимые сегодня подросткам и молодежи как ЭТАЛОНЫ МОДЫ.

Получается, что, руководствуясь самыми благими побуждениями, а именно волнуясь о психической сохранности сына или дочери, вы разрешаете ему или ей уподобиться психически больным. Дескать, все так выглядят. Ну, во-первых, не все, и надо помочь подростку попасть в окружение нормальных ребят, которые не выглядят как папуасы. Тогда эффект «белой вороны», во всяком случае, уменьшится, если не исчезнет вовсе.

Знаете, сейчас крайне опасно руководствоваться желанием «не быть белой вороной». Представьте себе, что завтра в моду войдет людоедство. И тогда что? Пусть лучше ребенок следует моде, а то, не приведи Господи, будет страдать комплексом неполноценности?

Не лучше ли, с одной стороны, воспитывать детей, прививая им нормальные этические и эстетические критерии, с другой же стороны, делать все возможное, чтобы уродство, психопатология и непристойность не считались новыми нормами жизни.

Конечно, в подростково-молодежном возрасте очень трудно быть белыми воронами, а, наоборот, хочется вести себя и выглядеть «как белые люди». Значит, мы, взрослые, обязаны активно противодействовать диктату распущенности, граничащей с безумием, чтобы белыми воронами были не наши хорошо воспитанные дети, а те подлые взрослые, которые хотят превратить их в уродливых зверюшек.

17. У моей дочери переходный возраст. До этого была хорошая, послушная, ласковая девочка. Теперь ее как будто подменили — никакого сладу! Не знаю, что делать: и запрещать нельзя, и разрешать все то, что она требует, невозможно...

— Переходный или, выражаясь научно, пубертатный возраст редко у кого из детей протекает совсем незаметно. Скажем больше: если он вообще никак не проявляется, есть опасность, что вы столкнетесь с его проявлениями, когда сыну или дочери будет семнадцать-девятнадцать. Причем, протекать этот «отсроченный пубертат» будет гораздо более тяжело, как корь или скарлатина у взрослых.

Дети переходного возраста, если рассматривать его не с эндокринной, а с психологической точки зрения, отличаются повышенной демонстративностью. Что же они хотят нам продемонстрировать? Прежде всего (и главным образом!) то, что они «самее» нас, взрослых, нас, родителей. Конкурировать с родителями, что называется, на равных подростки не в состоянии: взрослые умнее, мудрее, образованнее, наконец, социально активнее. Поэтому дети переходного возраста стараются потрясти «предков» вызывающим видом, вызывающим поведением, имитацией взрослого образа жизни и т. п.

Запрещать подросткам разнообразные «выбрыки» еще более важно, чем детям помладше. Другое дело, что запреты не должны носить казарменный характер, хотя иногда — например, в случаях возможной опасности — могут быть достаточно жесткими.

Если же, напротив, бояться оказать давление (а теперь модно этого бояться), подросток и вовсе пойдет вразнос. Ведь для него-то самое главное — вызвать бурную реакцию родителей и педагогов, насладиться их бессилием и, соответственно, своей победой. А реакции-то нет! Пожалуйста, тебе все можно, делай что хочешь. И получается, что своим попустительством вы толкаете ребенка на асоциальное поведение. Чем вас еще пронять? Девочке остается разве что выйти на панель, а мальчику — ограбить банк!

В этом аспекте интересно взглянуть на школьную форму. Если девчонка-подросток демонстративно приходила в обыкновенной, не форменной юбке, она получала выговор, а если еще и с накрашенными глазами, — родителей вызывали чуть ли не к директору. И модница чувствовала себя героиней сопротивления. Так же, как и смельчак-мальчишка, застигнутый с сигаретой взрослыми.

А что этим беднягам делать теперь, когда все можно, ничто не встречает острой негативной реакции со стороны взрослых? Как им нужно встать на уши, чтобы, наконец, эту острую негативную реакцию вызвать и таким образом одержать свою ЗАПРОГРАММИРОВАННУЮ возрастом маленькую победу?

Помните: чем раньше вы поставите запрет, тем его нарушение будет безопаснее для подростка. Например, дочь собирается на день рождения к подруге и красит губы яркой помадой. Вы видите это и строго говорите ей, чтобы она немедленно смыла помаду. И тогда она, быть может, сменит ярко-оранжевую помаду на бледно-розовую. Или сын идет с ребятами погулять и заявляет, что придет в час ночи. Если вы кротко согласитесь на такое позднее время возвращения мальчика домой, он, чтобы дома произошел эмоциональный взрыв, может вообще не прийти ночевать. Но если сказать: «Нет, ты должен прийти в десять», парень придет в двенадцать. Он будет доволен, что нарушил требование матери, то есть совершил вожделенный бунт против взрослых, а вы будете довольны тем, что этот бунт не стоил вам бессонной ночи... Принцип понятен?

Раздел 2

Советы-ответы Т. Шишовой

1. Мой ребенок боится темноты. Как быть?

— Честно говоря, и среди взрослых найдется немало таких, которым темнота внушает опаску. В темноте есть нечто мистическое, недаром у всех народов с ней связано множество страшных поверий, легенд и сказок.

Поэтому ни в коем случае не нужно заставлять ребенка засыпать в темной комнате. К сожалению, множество родителей до сих пор уверено, что сон при включенной люстре для детской психики гораздо вреднее, чем ежевечерний стресс. Они и стрессом-то это не считают! «Пусть привыкает», — вот распространенный ответ. Хотя потом, когда они понимают, какими чудовищами населена для малыша темнота, их самих прошибает холодный пот.

Страх темноты лучше преодолевать, в прямом смысле слова, играючи. А помогать детям переносить приобретенные в игре навыки на реальную жизнь следует ненавязчиво, не расстраиваясь, если это не сразу удастся.

К примеру, ложась с трех-четырехлетним ребенком в постель при включенном свете, накройтесь одеялом и приговаривайте примерно следующее: «Мы с тобой маленькие зайчики, мы лежим в нашей уютной норке. Там, на улице, темно, холодно, идет дождь, воет ветер, а у нас с тобой тепло, тихо, уютно. И никто к нам не придет, никого мы не пустим. В нашей норке толстые стены, нам никто не страшен». Говорите ласково-убаюкивающе, чтобы ребенок расслаблялся и постепенно засыпал.

Утром можно сыграть, как к зверюшкам попытался залезть в норку злой волк, а они его прогнали. Вечером же этого варианта следует избегать, чтобы ребенок не перевозбудился.

С пяти-шестилетними детьми полезно затевать такие игры, в которых нужно какое-то время посидеть в темноте. Хотя бы под столом, накрытым свисающей до полу скатертью. Пусть это будет нора, в которой маленький бобренок прячется от охотника.

Отвлекайте ребенка забавными подробностями (скажем, пусть изобретает ловушки для охотника), чтобы незаметно увеличивать срок его пребывания в темноте.

А можно затеять прятки. Но особые, в которых прячутся не дети, а игрушки. Какие-то на свету, а какие-то — в темном помещении. За игрушку, найденную в темноте, естественно, надо присуждать больше очков. Поначалу подыгрывайте ребенку, оставляя игрушки на видном месте, затем начинайте усложнять задачу.

Однако даже когда страх темноты будет преодолен, не читайте детям на ночь сказок, в которых явственно звучит тема зловещей ночи. И, разумеется, ограждайте их от травмирующих телепередач и видеофильмов.

2. Мой сын наотрез отказывается убирать игрушки. Как с этим бороться?

— Нередко борьба за дисциплину приводит к тому, что у детей развиваются неврозы, а для родителей бытовые конфликты выходят на первый план и о полноценном духовном общении с ребенком речи уже не идет.

Что тут можно посоветовать? Во-первых, измените установку. Неужели мир рухнет оттого, что в детской не будет идеального порядка? Если порядок для вас — самоцель, то и ребенка заводить не следовало, ибо рождение малыша неизбежно внесет сумятицу в жизнь взрослых. Да и возрастные особенности детей — их любопытство, непоседливость, неспособность к долгой концентрации внимания — не располагают к монотонной работе, которая, честно говоря, и у многих взрослых не вызывает восторга. Во-вторых, неряшливость обычно проявляют мальчики, а сетуют на нее матери. То есть налицо «конфликт полов». Попытка подчинить мужскую природу женской ни к чему хорошему не приводит: мальчик вырастет слабовольным, трусоватым, занудливым.

Но с другой стороны, как быть, если ситуация «зашкаливает»? Как и вообще в педагогике, следует искать компромисс.

Убирать игрушки прежде всего скучно, а интерес — важнейший стимул деятельности. В данном случае необходимо его создать искусственно. Самый простой способ — превратить уборку в совместное развлечение, когда вы будете что-то рассказывать сыну или дочери, соревноваться с ними, кто больше игрушек уберет. Можно засчитывать очки и назначать призы. Можно походя играть в кукольный театр. (Допустим, непослушный Мишка не хочет залезать в ящик, а послушный Динозаврик помогает собрать разбросанные детали конструктора и придумывает, как заманить в ящик непослушного Мишку.) Ничего страшного, если вы пообещаете ребенку награду за труд. Но не деньги! Это настолько не в русских традициях (тем более в отношениях между родственниками), что ребенок быстро сядет вам на шею и начнет требовать мзду буквально за каждый плевок.

Вообще, присмотритесь к ребенку и постарайтесь понять, какая домашняя работа больше соответствует его вкусам. Может быть, он отказывается убирать игрушки, но будет с удовольствием пылесосить комнату или мыть посуду. А что лучше получается, то обычно и больше нравится.

Если же, несмотря ни на какие ухищрения, ребенок упорно отказывается вам помогать, не тратьте усилий на долгие уговоры, а переверните ситуацию: дождитесь, пока он вас о чем-то попросит и продемонстрируйте ему, как неприятно столкнуться с непробиваемым эгоизмом. Только обязательно объясните свое поведение и подскажите правильный выход из ситуации. А дальше предоставьте ему самому принять решение: либо он выполняет вашу просьбу и получает желаемое, либо нет.

Лучше предложить на выбор несколько вариантов (например, он может сложить игрушки в кучку, а может убрать в ящик), но на одном стойте твердо: никаких авансов! Опыт показывает, что, если взрослые не срываются на крик и не начинают кидаться из крайности в крайность, ребенок в конце концов выбирает тот вариант, который кажется ему самым подходящим и, фактически пойдя на уступки, не страдает при этом от уязвленного самолюбия.

3. Мой сын часто жалуется, что ему снятся кошмары. Можно ли как-то ему помочь?

— Многие дети не любят засыпать в темноте (и даже вообще засыпать), поскольку боятся ночных кошмаров. А многие родители, зная, что ребенка мучают по ночам кошмары, избегают разговоров о них, надеясь, что ребенок постепенно их забудет. На самом же деле таким образом подготавливается почва для развития неврозов. Ночные кошмары воспринимаются маленькими детьми как нечто совершенно от них не зависящее, а потому грозное и могущественное (примерно так же относятся к снам и примитивные племена). В дошкольном и раннем школьном возрасте дети еще не могут сказать себе во сне, что это сон, и даже заставить себя усилием воли проснуться. Они полностью во власти своего сна, и взрослые, оставляя малышей наедине с воспоминаниями о ночных кошмарах, обрекают их на очень серьезные страдания. Многих детей страшные образы, когда-то привидевшиеся им во сне, преследуют долгие годы.

Поэтому родителям нужно осторожно вытаскивать эти ужасы на свет Божий: побуждать ребенка рассказывать свои сны, рисовать их, разыгрывать в сценках кукольного театра. Причем очень важно, чтобы вы, с одной стороны, активно сопереживали малышу, но с другой — не зацикливались на его переживаниях, а старались поскорее перевести обсуждение в игровую стихию, вызвать у малыша улыбку и смех. Подмечайте смешные детали в его рисунках, придумывайте смешные повороты сюжета в сценках, пользуйтесь тем, что в снах обычно много абсурдного, нелепого, постепенно уводите ребенка от точного воспроизведения плохого сна к более благополучному варианту. Во сне он не мог убежать от чудовища и проснулся с диким криком, а в рисунке и в сценке пусть натянет леску, и чудовище покатится кубарем, визжа, как поросенок. Во сне громадная голова, ходившая на тоненьких ножках и постоянно требовавшая пищи, казалась малышу запредельно страшной, а вылепленная в миниатюре из пластилина, да еще жующая рваный башмак, она будет вызывать у него смех. Включаясь в придумывание счастливых концовок своего сна, ребенок начинает осознавать себя его хозяином, и пусть не сразу, но избавляется от мистического ужаса перед всевластием ночных кошмаров.

Но, занимаясь с ребенком арт-терапией (то есть используя искусство как действенный инструмент для преодоления психологических трудностей), не стоит забывать и о гораздо более простых и привычных вещах: о соблюдении режима дня и о том, что перед сном детям нельзя перевозбуждаться. Иначе все арт-терапевтические ухищрения будут неэффективны.

4. Что делать, если ребенок боится сказочных чудовищ?

— Это один из самых распространенных страхов, причем в последнее время он встречается особенно часто и приобретает особенно тяжелые формы. Ничего удивительного тут нет: нынешнее искусство для детей нельзя назвать щадящим. Еще не так давно С. Образцов, создатель знаменитого кукольного театра, совершенно серьезно не рекомендовал родителям приводить пятилетних детей на спектакль «Красная шапочка», считая, что образ волка может произвести на них слишком тяжелое впечатление. А теперь пятилетние дети часто смотрят не только мультфильмы, в которых действуют монстры, роботы-убийцы, вампиры, зомби и прочее, но и боевики, триллеры и фильмы ужасов. Если добавить к этому компьютерные игры, герои которых тоже мало похожи на добродушных мишек, задумчивых осликов и милых поросят, то можно лишь поразиться, как при такой нагрузке на психику еще не все наши дети невротизированы.

Поэтому даже к такому вроде бы безобидному детскому развлечению, как просмотр мультиков, сейчас следует относиться осторожно, и если ребенок подвержен страхам, не разрешайте ему подпитывать свою фантазию образами монстров, привидений и проч. Даже если он этого требует (среди детей нередко встречаются такие, которые, замирая от страха, не могут тем не менее оторваться от экрана, когда там показывают ужасы). Вы ведь не пойдете у него на поводу, если он потребует наркотиков или водки, а в данном случае вред вполне сопоставим.

В то же время не стоит забывать и о том, что страх сказочных персонажей и чудовищ подчас маскирует боязнь чересчур строгих, авторитарных или грубых родителей. И в этом случае вам придется менять свое поведение, иначе положительных сдвигов не будет, сколько бы вы ни потратили сил на коррекционные игры.

Как определить такую боязнь? Ну, во-первых, попробуйте посмотреть на себя со стороны. Например, фиксируйте в течение недели, сколько раз в день вы делаете ребенку замечание и сколько раз хвалите его. Или поинтересуйтесь мнением окружающих, только не обижайтесь, если оно окажется для вас не совсем лестным. А потом пригласите в компанию еще одного-двух человек (желательно таких, у которых с ребенком нейтральные отношения) и разыграйте в куклах несколько сказок с участием отрицательных персонажей. Если при раздаче ролей ребенок будет упорно назначать вас на роль Бабы Яги, Волка и проч., я бы расценила это как повод к размышлению.

Полезно попросить ребенка сделать страшную маску, пригласить к нему других детей и затеять игру: пусть малыши по очереди пугают друг друга. Игру нужно проводить на большом эмоциональном подъеме, не скупясь на шутки и смех, чтобы заглушить чувство страха, которое поначалу может овладеть детьми. Взрослым пугать ребенка не стоит. Не давайте малышам перевозбуждаться, а то резкий выплеск страхов может привести к проявлениям агрессивности. Не настаивайте, если ваш ребенок будет отказываться играть роль испуганного и захочет только пугать (или наоборот). Затевайте игру примерно раз в неделю, и вскоре он, заразившись примером товарищей, согласится исполнить обе роли, а это важно для преодоления не только робости, но и чересчур критичного отношения к себе, нередко сковывающего поведение нерешительного ребенка.

5. Мой сын ужасно зажат. Мне советуют отдать его в спортивную секцию. Как вы думаете, это поможет ему раскрепоститься?

— Застенчивые дети (а судя по всему, речь идет именно о таком ребенке) часто бывают очень зажаты, напряжены, неуклюжи. Лица их маловыразительны, голос тусклый, порой даже сдавленный. Многие родители записывают застенчивых сыновей и дочек в какую-нибудь спортивную секцию, надеясь, что это поможет им раскрепоститься. Но, как правило, подобные попытки заканчиваются неудачей. Характер у таких детей совершенно не соревновательный, и ситуация соперничества их только травмирует, а жесткая дисциплина, без которой спорт невозможен, еще больше подавляет и без того подавленную волю застенчивого ребенка. Не лучше обстоит дело и с бальными танцами, на которые уповают многие мамы. Особенно для мальчиков! Ведь в наши дни бальные танцы при всем желании не отнесешь к престижным мужским занятиям. Это вам не карате и не тэквондо.

Застенчивый мальчуган и так-то переживает, что он «как девчонка» (благо, и взрослые, и дети не преминут ему лишний раз об этом напомнить!), а тут его еще и заставляют заниматься «девчоночьим делом». Конечно, ребенок с подавленной волей часто не рискует роптать и покорно отправляется в танцкласс, поэтому у родителей даже может создаться впечатление, что он ходит туда с удовольствием. Но уверяю вас, он вовсе не об этом мечтает в тишине перед сном.

Лучше идти от простого к сложному. Займитесь сперва сами раскрепощением своего малыша: постарайтесь ослабить прессинг, побольше хвалите и поменьше критикуйте ребенка, почаще затевайте подвижные игры, смейтесь вместе с ним, шутите, дурачьтесь. Смех прекрасно снимает внутреннее напряжение.

Очень полезна пантомима. Вспомните знакомую всем нам с детства игру «Где мы были, мы не скажем, а что делали — покажем». Другое хорошее упражнение — отгадывание эмоций. Только его необходимо правильно мотивировать, поскольку такие дети обычно стесняются своего лица и стыдятся кривляться на людях. А это упражнение может показаться им кривляньем. Поэтому вы должны взять на себя активную роль и подавать ребенку пример. Превратите все в интересную игру с очень простыми правилами: ведущий показывает мимикой какую-нибудь эмоцию, а игроки называют ее и стараются воспроизвести. Кто справится с заданием первым, получает очко.

Начните с легко угадываемых эмоций: удивления, страха, радости, гнева, печали. Показывать их надо утрированно, даже карикатурно. Постепенно расширяйте диапазон чувств, вводите различные оттенки эмоций (скажем, раздражение, возмущение, гнев, ярость). Детям постарше можно давать задание не только отгадать эмоции, но и разыграть экспромтом маленькую сценку (либо в куклах, либо «в живом плане»), в которой бы эти эмоции нашли свое отражение.

6. Стоит ли давать ребенку деньги за помощь по дому?

— В перестройку довольно многие родители, спеша встать «на рыночные рельсы», попробовали было и с детьми строить отношения в рыночном ключе. Попросту говоря, давать им деньги за вынесенный мусор, застеленную постель, пятерку за контрольную. Но быстро схватились за голову, так как с детьми начинало твориться что-то странное: они быстро входили во вкус и требовали денег буквально за каждый шаг.

Случайно ли это? Думаю, нет, ведь платя ребенку за помощь по дому, вы тем самым невольно даете ему понять, что он для семьи чужой человек. Этакий квартирант, который вместо денег расплачивается за жилье мелкими услугами. И такой подход прежде всего ужасно оскорбителен. Вам же не придет в голову платить мужу за выполнение супружеского долга или требовать мзды за приготовленный завтрак (иногда жены в запальчивости, правда, сравнивают себя с домработницами, но предложи им муж деньги — это только подольет масла в огонь)!

Ребенок может и не понимать, что именно задевает его в данной ситуации. Больше того, дети часто бывают в восторге от легкого заработка, и на уровне сознания им это искренне нравится. Но подсознательно они чувствуют, что тут что-то не так, и ощущают смутное беспокойство. Сперва еле заметное, потом более сильное. И неудивительно, ведь в нашей культуре деловые и дружеские (тем более родственные!) отношения резко разведены. А потому ребенок, конечно, ощущает противоестественность ситуации и вполне естественно тревожится. У некоторых детей на этой почве может даже развиться невроз.

Когда они пристают к родителям с требованием денег за любой свой шаг, то это не оттого, что они жадные и ненасытные. Тут дело вообще не в деньгах. Очень часто, когда наблюдаешь за таким ребенком, возникает чувство, что он нарывается на отказ. И так оно и есть: ему хочется найти грань, за которой заканчиваются меркантильные отношения и начинаются какие-то другие. Пусть конфликтные, но человеческие.

Так что давать близким людям (не только детям) деньги за помощь не стоит. Для детей же это особенно вредно, ибо может исказить их представления о семье и о том, какими качествами обладают хорошие люди. Если с ранних лет приучить человека к тому, что за заботу и внимание к родным он получает зарплату, то нелепо требовать от него потом бескорыстия и отзывчивости. А уж о чувстве долга надо и вовсе позабыть навсегда. Слово «долг» будет иметь для такого человека иной, вполне материальный смысл. И не он с вами, а вы с ним за всю жизнь не расплатитесь.

7. Психологи призывают подкреплять хорошие поступки ребенка разными стимулами. А я категорически против! Мне кажется, если он не научится выполнять свои обязанности просто так, из чувства долга, он вырастет безответственным. И ему придется в жизни очень трудно.

— Ну, что на это скажешь? А вы... ответьте, положа руку на сердце: вы много делаете «просто так, безо всяких подкреплений»? Разве вы не ждете за свою работу награды — неважно, моральной или материальной? Набор наших стимулов, конечно, разнообразен: тут и зарплата, и самоутверждение, и интерес, и радость творчества, и многое-многое другое. Но главное, стимулы есть. И домашние обязанности мы взваливаем на себя по вполне понятным причинам. Выходя замуж и заводя ребенка, женщина понимает, что ей придется делать по хозяйству гораздо больше, чем раньше, но это искупается счастьем семейной жизни, избавлением от одиночества, обретением мужской поддержки, радостью материнства и т. п. Маленькому ребенку подобные соображения просто недоступны. И негодовать на него за это просто глупо. В любви родителей он не сомневается, а если вы заставите его усомниться («не будешь убирать игрушки — не буду тебя любить»), то нанесете ему психологическую травму. Стоит ли овчинка выделки?

А что касается чувства долга, то оно формируется у детей очень поздно. Это чувство не присуще дошколятам, и от них нельзя его требовать точно так же, как, скажем, физической выносливости или знания высшей математики. Волю, ответственность надо развивать понемногу, всячески поощряя ребенка за проявление этих качеств. Учитывайте его состояние.

Скажем, если он устал или перевозбудился, то не надо заставлять его убирать в комнате сразу после ухода гостей.

Оставьте это на завтра, когда он выспится и будет более сговорчивым. Чередуйте разные стимулы, чтобы, например, уборка игрушек не связывалась в его представлении с обязательным получением шоколадки или жвачки. Прекрасным стимулом могут быть и совместное чтение книжки, и возможность просто поговорить с мамой о чем-нибудь интересном. Ответственность развивается в тесной «связке» с самостоятельностью, так что обратите внимание и на этот аспект. Однако устраняйтесь от помощи ребенку постепенно и лучше не афишируя это, а под каким-либо благовидным предлогом. Когда же ребенок сможет справиться с работой самостоятельно, отметьте это, расскажите другим родственникам, какой он молодец. Не скупитесь на похвалу — для ребенка это тоже награда. И часто не менее ценная, чем шоколадка или мороженое.

8. Моя шестилетняя дочь очень стеснительна. Как помочь ей завязать контакты с ребятами?

— Прежде всего надо постараться понять, почему ребенок стесняется. И вообще, застенчивость ли это? А может, ребенок погружен в свой мир и общество других детей ему и не очень-то нужно? (Это называется аутизмом, и о нем разговор особый.) Часто застенчивые дети, сторонясь взрослых, неплохо, хотя, может, и не очень быстро, находят контакт с другими детьми. Но бывают мальчики и девочки, у которых именно при общении со сверстниками возникает серьезный барьер. Как правило, за этим стоит боязнь насмешек. И нередко оправданная! Среди детей, предпочитающих одиночество, многие сильно заикаются или имеют какое-то заметное увечье. Но, конечно, есть немало случаев, когда и вполне благополучные с виду дети сторонятся сверстников, предпочитая возиться с малышами или играть в одиночестве. Это вовсе не означает, что таким «бирюкам» на самом деле не нужна дружба. Еще как нужна! Просто одни слишком замкнуты и не делятся своими переживаниями, а другие и не мечтают о том, что им кажется несбыточным.

Убеждать: «Не стесняйся! Никто не будет над тобой смеяться» в таких случаях бессмысленно (тем более, что многие дети с сильным заиканием болезненно реагируют даже на косвенное упоминание о своем недостатке). Это все равно что принуждать кого-либо принять участие в концерте, когда он даже одним пальцем на пианино ничего не сыграет. Нет, конечно, ободрение необходимо, но надо все-таки человека хоть чему-то сперва научить, дать ему необходимые умения и навыки.

Застенчивых детей ни в коем случае не нужно принуждать к знакомству с другими детьми. Тем более во всеуслышание. Для них это лишний позор, очередная психическая травма. Лучше вы сами познакомьтесь с ребятами и вовлеките их в игру, к которой потом как-то незаметно присоединится и ваш ребенок. Или, наоборот, затейте игру с ним, но так, чтобы и другие малыши могли бы при желании в ней поучаствовать. Совместное занятие сплачивает гораздо быстрее. Это мы знаем и по себе. Даже взрослым легче сойтись с незнакомым человеком, когда их объединяют не слова, а дела. Что же говорить о ребенке, который вообще еще довольно плохо владеет речью и часто теряется, не в силах придумать тему для беседы! Полезно отрабатывать дома в сценках с куклами приемы знакомства, а затем (и лишь с согласия ребенка!) переносить это в реальность.

Обеспечивайте ребенка вещами, которые могут выполнить роль посредников между ним и другими детьми. Прежде всего игрушками и играми, которыми он может с ними поделиться.

Присматривайтесь к потенциальным друзьям своего сына или дочери и тактично уводите его от тех, с кем дружба будет похожа больше на рабство, ведь застенчивые дети часто попадают в психологическую зависимость от более сильных и властных ребят). И наоборот, привечайте спокойных детей, которые подолгу могут играть сообща и предпочитают мирно беседовать, а не выяснять, кто «самый-самый». Приглашайте их домой, даже если квартирные условия не очень-то позволяют вам принимать гостей. Расценивайте это как профилактическое средство.

Ведь лекарства — а у стеснительных детей очень часто в школьном возрасте развиваются неврозы, которые приходится лечить, — обойдутся вам потом гораздо дороже.

9. Мой муж считает, что сына надо воспитывать сурово, без «телячьих нежностей», а я с ним не согласна, ведь Вадик совсем малыш, ему всего пять лет! Какова точка зрения психолога на эту проблему?

— В данном случае мы видим два разных типа воспитания: женский и мужской. И это хорошо, ибо ребенок с детства усваивает модели поведения, связанные с полом. А попросту говоря, не на словах, а на деле убеждается в том, что в мужчине ценятся стойкость, мужество, выносливость и сдержанность в проявлении чувств, а в женщине — нежность, чуткость, душевная теплота. Именно так, исподволь, незаметно, формируются у маленького человечка идеальные образы мужчины и женщины, которые в дальнейшем во многом будут определять его судьбу. В этом смысле полная семья дает детям неизмеримо больше, чем неполная, как бы мать ни старалась заменить отсутствующего отца — и наоборот.

И хотя мы привыкли к тому, что конфликт — это вроде бы плохо, в данном случае он ребенку на пользу. Это те самые единство и борьба противоположностей, без которых не бывает полноценного развития. Важно только, чтобы конфликт не переходил в острую фазу, чтобы мать с отцом не играли в перетягивание каната, роль которого выполняет их сын.

Что же касается ласки, то лишать ее пятилетнего ребенка, конечно, не стоит. Так что «не поступайтесь принципами», но и не требуйте, чтобы роль женственной мамы выполнял папа.

Каждый хорош на своем месте. Не только пятилетнего, но и шести-восьмилетнего ребенка вполне можно посадить к себе на колени, покачать, как маленького (особенно перед сном), погладить по спине. В более старшем возрасте можно сесть рядом с ним, обняв за плечи, что-нибудь вместе почитать или тихонько посекретничать. Особенно если вы видите, что он этого жаждет. Не опасайтесь, что ваш сын вырастет немужественным. У каждого человека своя потребность в ласке, и недодать ее в детстве не только жестоко, но и опасно. Опасно для самих же родителей. Подросшие сын или дочь будут искать душевное тепло на стороне и рано или поздно найдут. Когда человеку что-нибудь очень нужно, он это обретает. Но родителям в запоздалой гармонии вряд ли будет отведено местечко. А им к старости — так уж устроены люди — непременно захочется от своих детей не только формальной заботы, но и искреннего сочувствия. И все того же тепла.

10. Мой пятилетний сын часто делает все наоборот, а порой прямо-таки нарывается на наказание. Я ему объясняю, что этого делать не следует, но он не понимает. Что вы посоветуете?

— Примерно в четыре года у ребенка наступает первый возрастной кризис, когда «градус упрямства» резко повышается. И от родителей зависит, перерастут ли временные конфликты в затяжную войну или малыш «переболеет» негативизмом без нежелательных последствий. Родителям необходимо оперативно перестроить свои отношения с ребенком. Если до этого они почти все решали за него (что ему есть, что носить, куда ходить гулять и прочее), то теперь сфера волевого выбора малыша должна быть резко расширена. Хотя, естественно, не безгранично, чтобы самостоятельность не переросла в своеволие.

Вполне вероятно, что мама маленького «наоборотника» упустила переломный момент и продолжала настаивать на своей привычной роли, когда давно пора было разглядеть в ребенке пробуждающуюся личность.

Но бывает и по-другому. Порой родители предоставляют сыну или дочери достаточно широкий выбор, а те все равно нарываются на скандал. В таком случае полезно задать себе вопрос: достаточно ли внимания получает от вас ребенок? Не могло ли у него создаться впечатление, что вы к нему равнодушны? Может, вы слишком поглощены бытовыми проблемами, работой или заботами о другом члене семьи? Например, у вас недавно родился второй малыш или тяжело заболела мама. А может, вы просто скупы на выражение эмоций и считаете, что «главное не слова, а дела»? Попробуйте более открыто выражать свои чувства, чаще гладьте ребенка по голове и по спинке, сажайте к себе на колени, привлекайте к своим занятиям, а когда укладываете его спать, полежите с ним рядом и пошепчите ему на ушко что-нибудь ласковое. Если он упрямился просто для того, чтобы привлечь ваше внимание, его негативизм достаточно скоро сойдет на нет.

11. У нас дочери-погодки. Мы им покупаем все одинаковое, чтобы они не соперничали из-за вещей и игрушек, но они все равно часто ссорятся. Может, мы что-то делаем не так?

— Думаю, да. Скорее всего девочки не могут поделить вашу любовь, и это опосредованно выражается в дележе игрушек и вещей. Так что вам следует проанализировать свои семейные взаимоотношения. Очень может быть, что у дочерей разный характер, и одна из них вам ближе, понятней, роднее. Может, вы ее часто хвалите в присутствии второй дочери и тем самым провоцируете ревность. Или наоборот, «удобный» ребенок постоянно остается в тени, а все ваши силы и время уходят на второго, более трудного. Тогда у первой девочки возникают вполне оправданные претензии, и она может отыгрываться на сестре. Но даже если вы совершенно одинаково относитесь к обеим дочерям, это не значит, что они непременно будут довольны. У разных людей разная потребность в ласке и внимании. И, вероятно, вы не учли какие-то особенности характера девочек.

Да и от самой этой «уравниловки» веет каким-то холодом, излишним рационализмом. Зачем покупать девочкам все одинаковое? Такой подход как бы заранее программирует конфликты. И потом, получается, что дочки бьются за свое место под «семейным солнцем», а вы в упор этого не видите и пытаетесь стричь их под одну гребенку (хотя даже близнецов сейчас стараются одеть разнообразно, подчеркнуть их индивидуальность). Дочери могут усматривать в этом проявление вашего равнодушия.

Опыт показывает, что когда семейные взаимоотношения налаживаются, соперничество из-за вещей и игрушек сходит на нет. Тем более, что гораздо интересней получать разные подарки: ими же можно меняться, когда они надоедят. Да и играть веселее, когда не все одинаковое: больше возможностей, больше простора для фантазии.

12. Мой шестилетний сын увидел по телевизору во время показа детского фильма рекламу презервативов и спросил у меня, что это такое. Я растерялась и не знала, как ответить. Что бы вы посоветовали сделать в таком случае?

— Прежде всего надо следить за тем, что смотрит по телевизору ваш ребенок. Увы, при нынешнем безбрежном либерализме даже детские передачи нередко содержат сведения, не предназначенные для детских глаз и ушей. Раньше родителям не приходило в голову самим просматривать мультфильмы, прежде чем показывать их малышам, а теперь они это делают все чаще и чаще.

Что же касается вопроса о рекламе, то, на мой взгляд, вы поступили правильно, когда не поспешили разъяснять дошкольнику предназначение вышеупомянутого изделия. Скорее всего интерес его был мимолетным, чисто ситуационным и, не получив подпитки, быстро угас. Можно было ответить неопределенно: «Это что-то медицинское, сынок». И ребенок вряд ли стал бы добиваться более пространных комментариев. Тут главное — сохранить видимость равнодушия, чтобы не заинтриговать его своим волнением. Хотя, конечно, трудно оставаться равнодушной в ситуации, когда детей так нагло растлевают!

Привлечение интереса детей к вопросам пола отнюдь не безопасно. Чем младше ребенок, тем больше вероятность, что эти сведения подействуют на него растормаживающе и приведут к психическим отклонениям. Дети, рано заинтересовавшиеся сексуальной стороной жизни, попадают в группу риска и становятся легкой добычей для гомосексуалистов, педофилов и наркодельцов.

13. Мой сын часто бывает недоволен подарками, и вместо радости у нас слезы. В чем тут загвоздка?

— Вероятно, подарки не оправдывают его ожидания. Наверное, имеет смысл заранее выяснять у ребенка, что бы ему хотелось получить на праздник. Конечно, сюрприза тогда не получится, но это лучше, чем испорченное настроение в праздничный день.

Нередко бывает, что родители не прислушиваются к просьбам ребенка, а выбирают ему подарки по своему усмотрению. И не потому, что он просит чересчур дорогую вещь (это было бы еще оправданно), а потому, что мечты малыша кажутся взрослым блажью. Но это опасное заблуждение и очень грубое посягательство на внутреннюю свободу человека. Мечты — это что-то глубоко личное, сокровенное, и если ребенок делится ими со взрослыми, нужно относиться к ним с уважением. Даже если вам кажется, что гораздо разумнее потратить деньги на другое. Иначе вы лишитесь доверия сына, а ему неисполненное желание может запасть ему в душу и даже стать неким отрицательным символом, знаком того, что его в семье не понимают и к его просьбам не прислушиваются.

Это, конечно, не значит, что нужно со всех ног кидаться выполнять любые, даже самые абсурдные желания ребенка. Но если вы заметите, что в разговорах он то и дело возвращается к чему-то, не отмахивайтесь от этой просьбы.

А бывает и так, что ребенок получает подарок, о котором просил, но все равно не рад. О чем это говорит? — Вероятно, это проявление демонстративности, а оно свидетельствует о том, что ребенку недостаточно внимания, и он пытается его привлечь, не особенно разбираясь в средствах достижения своей цели.

14. Мой сын ужасно нетерпелив. Если чего-нибудь захочет, всегда вынь да положь. А чуть промедлишь, будет скандал. Что вы мне посоветуете?

— В детстве человек еще не умеет владеть своими эмоциями. Это приходит со временем, да и то не ко всем. К сожалению, и среди взрослых нередко встречаются несдержанные, неуравновешенные, конфликтные люди.

Нетерпеливые дети очень часто отличаются повышенной возбудимостью и расторможенностью. Таким действительно трудно бывает ждать, но это не значит, что нужно кидаться выполнять малейшее их требование. В любом ребенке, даже самом возбудимом, следует постепенно тренировать выдержку. Но так, чтобы это не воспринималось им как наказание. К примеру, он просит вас поиграть с ним, а вам еще нужно сделать какие-то дела. Если вы будете регулярно идти у него на поводу, ребенок привыкнет к тому, что его желания превыше всего, и начнет наплевательски относиться и к вашей работе, и к вам самим. Но отмахиваться от его просьбы поиграть тоже не стоит, ведь игра — важнейшая форма общения родителей с детьми, и регулярные отказы могут вызвать взаимное отчуждение, которое потом сложно преодолеть. Лучше находить разумный компромисс: предложите ребенку немного подождать и, доделав хотя бы часть той работы, которой вы были заняты, займитесь игрой. Но не заставляйте ребенка ждать слишком долго. Поначалу для непоседы и пять минут могут растянуться на целую вечность. Потом мало-помалу удлиняйте время ожидания, не забывая при этом похвалить малыша за выдержку, особенно в присутствии посторонних.

А порой дети пристают к нам, что называется, с ножом к горлу, совсем по другой причине: когда им кажется, что мы их отвергаем. Наверное, вы не раз замечали, что именно тогда, когда вам хочется, чтобы ребенок оставил вас в покое, он вдруг пристает к вам как банный лист. Поверьте, это не из вредности! Просто он чувствует ваше раздражение, начинает волноваться и дает невротическую реакцию. В таком случае тренировать его на выносливость как-то нелепо. Наоборот, нужно уделить ему внимание, приласкать, успокоить.

15. Может ли капризничать годовалый ребенок?

— Нет, если понимать под капризами сознательное стремление манипулировать взрослыми. Годовалый ребенок для этого еще слишком мал. То, что воспринимается взрослыми как капризы, на самом деле проявления дискомфорта. Ребенок может быть голоден, или переутомлен, или нездоров. И «воспитывать» его в такие минуты бессмысленно и жестоко. Лучше побыстрее устранить причину дискомфорта: накормить, переодеть, уложить спать.

Когда же этого не происходит, когда взрослые записывают крошку в капризули и выражают ей свое неодобрение, у нее копятся обиды из-за того, что ее не понимают, и часто именно с этого начинается искажение семейных взаимоотношений.

Конечно, и годовалый, и даже трехлетний ребенок не в состоянии внятно выразить свои претензии, они формируются на бессознательном уровне, но от этого никому не легче. Тем даже, пожалуй, серьезнее след, оставляемый в душе ребенка: воспоминания об обидах вытеснятся, а рубец останется, и родители потом будут разводить руками, не понимая скрытых причин многих домашних конфликтов.

16. Сын не хочет гулять один во дворе, хотя ребята его возраста спокойно гуляют. Приходится буквально выталкивать его за дверь, ведь нужно же дышать свежим воздухом! В результате у нас дома сплошные истерики. Как выйти из создавшегося положения?

— На мой взгляд, никакой свежий воздух не стоит детских истерик. Ведь на словах желая ребенку здоровья, вы фактически расшатываете ему нервную систему, превращая такое радостное событие, как прогулка, в тяжкую, ненавистную повинность.

Лучше подержать ребенка дома (в конце концов, от этого никто еще не умирал!) и попытаться понять, что его так отвращает от прогулок во дворе. Может, его обижают ребята? Или он стесняется с ними познакомиться, а одному гулять ему неинтересно? Или не нравится обстановка? Многие дети из культурных семей сейчас жалуются на грубость сверстников, на то, что те матерятся, корчат из себя «крутых».

А бывает, за категорическим отказом от самостоятельных прогулок таятся страхи. Самые разные, вплоть до боязни лифта или плохо освещенного подъезда. Дети, особенно мальчики, могут долго в этом не признаваться, стыдясь насмешек. В таком случае тем более не следует насильно выталкивать сына или дочь на улицу. Разобравшись в причинах детских страхов, постарайтесь их устранить: спускайтесь в условленный час за ребенком во двор, чтобы ему не нужно было одному входить в подъезд, помогите ему завести приятелей — тогда легче будет преодолеть психологический барьер и выйти на улицу. Если же снять страхи самостоятельно не удается, обратитесь к психологу. Может, тут дело серьезней, чем вы думаете, и ребенку понадобятся специальные психокоррекционные занятия.

17. Моего шестилетнего сына как будто завораживают всякие ужасы. Он постоянно рисует катастрофы: извержение вулкана, землетрясения, кораблекрушения. И в играх у него такие же сюжеты. Что это значит и как с этим бороться?

— Я думаю, мальчика гложут страхи. Именно гложут, не давая ему покоя, раз он и в рисунках, и в играх не может отрешиться от апокалиптических сюжетов. Но, судя по недоуменной реакции матери, ребенок не склонен делиться своими переживаниями даже с близкими людьми, не любит открывать душу. Такое нередко бывает с очень самолюбивыми детьми, которые не хотят представать перед окружающими в невыигрышном свете и молча страдают, пытаясь самостоятельно найти выход из создавшегося положения.

«Ужастики» в рисунках и играх мальчика — это и есть попытка изжить страхи, пожирающие душу. Попытка явно неудачная, поскольку страх смерти (а именно он стоит за сюжетами катастроф) не проходит, а наоборот — становится навязчивым.

Теперь о том, как с этим бороться.

Страхи не бывают на пустом месте. И перво-наперво следует определить причину (или причины), их порождающие. Какие передачи смотрит ваш ребенок по телевизору? Какие слышит разговоры? Может, его обижают в детском саду ребята или притесняет дома старшая сестра? А может, он перегружен занятиями и переутомляется? Истощенная психика становится более уязвимой, и страшные образы, которые обычно вытесняются сознанием, всплывают на поверхность, не дают покоя. Бывает, что за страхом катастроф прячутся страхи иного свойства: на самом деле ребенок боится авторитарной бабушки или отца. Боится настолько, что даже в мыслях не может себе в этом признаться, и замещает один страх другим.

Короче, поводов для размышления у вас предостаточно. Не докучайте ребенку расспросами. Лучше осторожно понаблюдайте за ним. Полезно завести дневник, фиксируя в нем все, что почему-либо вас настораживает в поведении и высказываниях сына.

Постепенно из мелких деталей сложится объемная картина, и вам многое станет понятно. Помогают и ролевые игры, дети в них обычно раскрываются.

Но понять и даже устранить причину — это еще не все. Необходимо создать благоприятный психологический климат, чтобы поскорее сгладить последствия пережитой травмы (а запредельный страх, конечно, травмирует). С ребенком нужно как можно больше смеяться, шутить, отвлекать его от его привычных сюжетов, предлагая свои, более радостные, но не менее захватывающие. Для этого понадобятся изобретательность, терпение и большой заряд оптимизма. Но овчинка стоит выделки!

18. Моя дочь дома разговаривает нормально, а с чужими молчит, словно воды в рот набрала. Не знаю, как быть, ведь ей скоро в школу. Что вы мне посоветуете?

— Случаи, когда ребенок разговаривает только с теми, с кем ему хочется, а остальным, хоть тресни, не скажет ни слова, встречаются не очень часто. Но и не так уж и редко, как можно было бы подумать. Называется это «избирательный мутизм» (от латинского «mutus» — «немой»).

Мутист — крепкий орешек, но на поверку еще более крепким орешком оказываются его родители. Вернее, тот родитель, через которого ребенок-мутист обычно контактирует с миром. Как правило, это мама.

И тут наблюдается любопытная картина. Вроде бы мать понимает, что ее ребенку придется тяжело, если он не избавится от своего недостатка, но на подсознательном уровне она оказывает психологу или врачу устойчивое сопротивление.

Странно? Если разобраться — ничуть. Причины такого сопротивления обычно коренятся в глубокой неудовлетворенности женщины своей личной жизнью. Либо у нее нет мужа, либо она чувствует себя в браке одинокой. Для таких женщин ребенок часто становится единственным смыслом жизни, и то, что он без нее как без рук, на самом деле матери очень лестно. С ним она ощущает себя незаменимой, а этого-то ей как раз и не хватает!

Так что прежде всего советую покопаться в своих чувствах и честно ответить себе на вопрос: вы действительно хотите, чтобы ваш ребенок заговорил и обрел самостоятельность? Если да (а любящая мать просто обязана сделать над собой усилие и разорвать, наконец, свою пуповинную связь с ребенком, разорвать для его же блага!), то считайте, полпути вами уже пройдено.

А затем приступайте к делу: ставьте девочку в такое положение, чтобы она, стремясь к чему-то, чего ей очень хочется, вынуждена была сказать посторонним несколько слов.

Например, она просит игрушку. Пусть купит ее сама. Уговаривать не надо. Но и идти на попятную тоже!

Мутисты кажутся робкими, забитыми детьми. Но под оболочкой беззащитности скрываются стальная воля и бешеная гордыня. Такому ребенку хочется властвовать. Но поскольку он пасует перед чужими (робость, конечно, присутствует в этом характере, но не определяет его), то царит среди тех, кого не боится. Поэтому ему нужно воздавать поистине царские почести, когда он под давлением обстоятельств «поступается принципами» и начинает говорить. У мутиста не должно создаться впечатления, что взрослые его победили, заставив нарушить обет молчания. Тем более, что он и вправду выиграет, научившись нормально общаться с людьми. И его гордость уже не будет уязвлена, ведь сколько бы ребенок-мутист ни изображал, что мнение окружающих для него безразлично, оно его, конечно, волнует. И изумленная радость, сквозящая во взгляде заговорившего мутиста, свидетельствует об этом красноречивее всяких слов.

19. Мой сын учится в пятом классе, но он такой безответственный, каким бывает не всякий дошкольник. Ничего ему нельзя поручить! Заигравшись, он забывает про все на свете, в том числе и про уроки. Соседи посоветовали нам завести собаку. Говорят: «Будет за ней ухаживать и постепенно приучится к ответственности». А вы что скажете?

— На мой взгляд, это было бы, мягко говоря, опрометчиво.

Вы лишь взвалите себе на плечи дополнительную ношу. По крайней мере, я могла бы привести массу примеров, когда даже страстно мечтавшие о собаке подростки (а это, насколько я понимаю, не ваш случай) быстро расхолаживаются, когда выясняется, что ради собаки нужно раньше вставать по утрам и выходить на улицу, даже если на дворе проливной дождь.

Значит, ухаживать за животным придется вам — не выгоните же вы бедное животное на улицу! Таким образом, педагогический эффект будет прямо противоположным задуманному: безответственность ребенка получит лишнее подкрепление. Причем на новом, более серьезном уровне: когда ваш сын не готовит уроки, он делает хуже самому себе, поскольку ему, а не кому-то еще поставят за это двойку (хотя, конечно, родных неудачи ребенка тоже травмируют). Но в рассматриваемой ситуации ваш сын ПОДВЕДЕТ ДРУГОГО. И не просто другого, что само по себе уже плохо, а существо, гораздо более беззащитное, чем он сам. И это ему сойдет с рук.

Если же вы, не приведи Господь, решите «из воспитательных соображений», дабы продемонстрировать сыну последствия его безответственности, выгнать щенка или отдать кому-то из знакомых, вам тоже вряд ли удастся достичь желаемой цели. Почему? Да потому, что отказ от живого существа, которое уже успело за это время к вам привязаться, — поступок весьма сомнительный с точки зрения нравственности. И ваш подросток, который, как все безответственные люди, и так-то не склонен признавать свои ошибки, обвинит вас в жестокости.

В итоге вы окажетесь во всем виноваты, а он будет как бы ни при чем.

Не стоит экспериментировать. Лучше приучайте сына к самостоятельности, не вовлекая в этот процесс, так сказать, третьих лиц. Конкретные способы могут быть разными, но принцип один: безответственный ребенок должен ощутить последствия своей безответственности на себе. И не в виде нотаций — это ему, судя по вашим жалобам, как об стенку горох — а в чем-то более значимом.

Скажем, если он любит играть, то за невыполнение поручений нужно его лишать такой возможности. Но, естественно, не навсегда, а до тех пор, пока он так или иначе не попробует исправиться (например, выполнит какое-то другое поручение).

20. Каким может стать ребенок, страдающий избирательным мутизмом, если вовремя не помочь ему преодолеть этот недостаток?

— Избирательным (или элективным) мутизмом страдают обычно дошкольники и младшие школьники. Хотя, конечно, попадаются и исключения из правил. Мне с моими коллегами приходилось работать и с детьми двенадцати-тринадцати лет. Но в среднем годам к десяти избирательный мутизм у ребенка проходит даже без вмешательства специалистов. Поставленный перед жесткой необходимостью отвечать на уроках, мутист в конце концов преодолевает свой недостаток. Ведь интеллект у него обычно высокий, гордыня бешеная, и он быстро понимает, что в отличие от родителей, одноклассники с ним церемониться не будут. А прослыть дурачком ему, конечно, не хочется.

Но вот беда: к тому моменту, как он дозревает до общения с людьми, его характер может претерпеть существенные изменения. В душе такого ребенка накапливаются недовольство собой и претензии к окружающим. Он ведь, повторюсь, повышенно самолюбив. Так что, расковавшись, бывший мутист жаждет наверстать упущенное.

В результате начинаются всякие демонстративные выходки (собственно говоря, его мутизм тоже был своеобразной демонстрацией. И еще какой! Сколько людей вокруг него выплясывало, добиваясь от молчуна хоть словечка). Бывших мутистов часто тянет к хулиганам и отпетым двоечникам. Им вообще нравится, когда человек ведет себя вызывающе. Порой даже складывается впечатление, что зло их завораживает (хотя, если поведение мутиста скорректировано вовремя, это проходит). У таких детей нередки проявления садистских наклонностей. Они любят причинять другим боль, им очень трудно кого-то пожалеть.

Особенно большие сложности будут у выросшего мутиста в личной жизни. Затянувшийся симбиоз с матерью наложит неизгладимый отпечаток на взаимоотношения такого человека с противоположным полом. Мальчик будет властным, и в то же время — внутренне незрелым, несамостоятельным. Да и психологический брак с матерью может продолжаться у него до старости, так как все остальные женщины будут казаться ему «не парой».

У девочек-мутисток отношения с матерями обычно проникнуты духом соперничества. Это скорее любовь-ненависть. А значит, девочка может назло матери рано выскочить замуж или менять мужчин, как перчатки. Ведущим мотивом здесь будет стремление «доказать ей», самоутвердиться, отомстить за то, что девочка все детство чувствовала себя связанной по рукам и ногам. Хотя вроде бы сама цеплялась за мать, не отпуская ее от себя ни на шаг. Отношений с мамой это, разумеется, не улучшит.

Бывший мутист опасен и в роли начальника. Уж он-то отыграется на подчиненных за все свои былые обиды! Такие люди легко становятся мизантропами. А представляете, что будет, если он прорвется на политический олимп?

Так что лучше не дожидаться, пока все эти пороки расцветут пышным цветом (как говорится, себе дороже!), а помочь ребенку вовремя.

21. Мой ребенок с детства был очень необычным, и это мешало ему общаться с чужими, вписываться в коллектив. С годами его странности только усиливаются. Наверное, нужно было бы обратиться к психиатру, но я боюсь, ведь это будет клеймо на всю жизнь. Нет ли каких-то других способов привести его в норму?

— Почему-то у большинства родителей при слове «психиатрия» до сих пор возникает ассоциация с карточкой в соответствующем диспансере. Между тем в последние годы создано множество центров, в которые можно обратиться за консультацией, вовсе не рискуя попасть на учет. Это не говоря уж о частном приеме (который, впрочем, психиатры вели и в советское время).

Зачастую за разговорами о «клейме на всю жизнь» стоит нечто иное — страх признаться самим себе в том, что ребенок не просто трудный, а больной. И по-человечески это понятно. Слишком страшен диагноз «шизофрения» (а именно его в первую очередь боятся родители необычных детей). Но оттого, что взрослые закрывают глаза на болезнь, она не проходит. Наоборот, состояние ребенка может ухудшиться — особенно в переходном возрасте, когда происходит серьезная перестройка организма. А между тем, если вовремя заняться лечением, прогноз может быть достаточно благоприятным! Любой психиатр приведет вам немало примеров, когда дети с психическими отклонениями постепенно «компенсировались», становились вполне обучаемыми и управляемыми. Если до лечения такой ребенок производил впечатление тяжелобольного, то теперь он выглядит просто немного странным. Согласитесь, что и для него самого, и для окружающих это весьма ощутимая разница!

Конечно, обращение к врачу не исключает занятий с психологом. Никакие психотропные препараты не научат ребенка общаться, быть более адекватным, находить компромиссные решения. Но в интересах ребенка в трудных случаях психологам имеет смысл действовать в тесном контакте с психиатрами.

Разумеется, из всего сказанного не следует, что ваш ребенок болен шизофренией. Диагноз должен ставить врач. И, как вы понимаете, не заочно, не по скупым строчкам письма. Однако раз вам за столько лет не удалось самостоятельно решить проблему, лучше обратиться за поддержкой к специалисту.

22. Недавно услышал в разговоре, что есть дети, которые боятся... мультфильмов. Неужели это правда? Мне не верится. Мы в детстве тоже смотрели мультики, но никто их не боялся.

— Да, как ни странно это звучит, сейчас для многих детей мультфильмы стали источником невротизации. Но на самом деле это нисколько не удивительно. Современные мультики (преимущественно американские и японские) кардинально отличаются от тех, которые смотрели в детстве родители нынешних детей. Перечислю лишь несколько таких отличий.

Если советские мультфильмы строились по законам волшебной сказки, то западные (типа «Ниндзя-черепашек», «Бэтмена», «Спайдермена» и проч.) — это типичные боевики. А значит, они гораздо больше насыщены сценами побоищ и убийств. Зло уничтожается здесь исключительно физически, с помощью разнообразного оружия. Показывается это ярко, подробно, за кадром звучат грозная музыка и истошные крики. То есть воображение ребенка загружается на полную мощь картинами всяких ужасов.

А ведь для впечатлительных детей 5–6 лет подчас даже обыкновенное чтение сказок на ночь оказывается непосильной психической нагрузкой, и они потом долго не могут уснуть!

Существенно разнятся и отрицательные персонажи. В подавляющем большинстве наших мультфильмов антигерои не вызывают запредельного страха, ибо не являются воплощениями абсолютного зла (то есть дьявола). И очень ко многим из них можно в конце концов найти подход. Подвигнуть же на стезю добра типичных злодеев западных мультфильмов — вампиров, маньяков-ученых, мечтающих погубить весь мир, садистов, которым доставляет наслаждение мучить людей, — невозможно, как невозможно договориться с врагом рода человеческого. Поэтому в ход опять-таки идут кулаки и гранатометы.

Под воздействием подобной кинопродукции у детей формируется мрачная, пессимистическая картина мира. Человек в этом мире беспомощен. Только одинокие супергерои способны противостоять злу. Но маленький ребенок прекрасно понимает, что ему до такого супергероя далеко, и осознание этого лишь усугубляет его страхи.

В наших же мультиках зло не тотально. И Незнайка, Чебурашка, Буратино, Чиполлино — никакие не супергерои, а просто дети, только немного побойчей и понаходчивей зрителей. Поэтому на них можно равняться, эти образы укрепляют у ребенка веру в свои силы.

Тяжело воспринимаются малышами и непривычная манера рисунков, режущие слух интонации чужой речи, агрессивный напор, с которым действуют и говорят западные киногерои, слишком быстрое для детского восприятия мелькание кадров. Кажется, что это ерунда. Что малышам до эстетики? И действительно, на уровне сознания они на это не реагируют. Зато подсознание дает бурную реакцию, которая как раз и выражается в патологических страхах, ночных кошмарах и прочих «удовольствиях».

23. Моя дочь стала ужасно привередлива в одежде. Еще год назад у нас с этим не было проблем, но когда ей исполнилось двенадцать, девочку будто подменили. Что ни куплю — все не то, не так. Не знаю, что и делать!

— Переходный возраст недаром называется трудным. Он труден и для детей, и для родителей, которым зачастую очень непросто изменить стереотипы своих взаимоотношений с ребенком.

Что мы видим в данном случае? Мама явно привыкла сама выбирать одежду для дочери, и до недавнего времени дочь спокойно с этим мирилась. Но с наступлением переходного возраста у детей (особенно у девочек), во-первых, резко повышается интерес к собственной внешности, а во-вторых — и это, пожалуй, главное, — усиливается зависимость от мнения сверстников.

Проявляться эта зависимость начинает именно в выборе одежды. В подростковом коллективе складываются свои представления о моде, зачастую не совпадающие с представлениями родителей. И боязнь выглядеть смешными в глазах сверстников порой перевешивает здравый смысл, так что ребенок наряжается как чучело, но считает, что он одет красиво и модно, поскольку так ходят ребята в классе. Естественно, с подобными «закидонами» мириться не стоит. Прежде всего потому, что, перенимая вызывающий, «хипповый» облик, подросток может постепенно перенять и «хипповый» образ жизни, составной частью которого, к сожалению, являются наркотики.

Но если ничем таким пока не пахнет, следует отнестись к изменению вкусов дочки с пониманием. Пусть выбирает одежду сама, а вы старайтесь тактично подсказать, что ей больше к лицу. В данном случае важно не подавить инициативу девочки, которая постепенно начинает входить в роль юной девушки и ищет свой облик. Но и на самотек дело пускать, конечно, тоже не стоит, поскольку задача матери — помочь своей взрослеющей дочери в этих поисках — с тем, чтобы подчеркнуть достоинства ее внешности и приглушить недостатки.

24. Моему пятилетнему сыну почему-то очень мешает одежда: колготки, свитера, шорты. Все ему жмет, он постоянно поеживается, что-то поправляет. Одеваемся мы каждый день со скандалом, я совершенно измучилась...

— Поведение ребенка свидетельствует о его сильной невротизации, а поведение мамы — о непонимании серьезности сложившегося положения. Ей, вероятно, кажется, что мальчик капризничает, а его действительно стесняет, раздражает одежда, и он ничего не может с собой поделать. Ну а скандалы только еще больше вредят психике ребенка, которая и без того расшатана.

В подобных случаях имеет смысл поскорее обратиться к врачу-психоневрологу и не бояться принимать лекарства, которые он назначит. Разумеется, это не исключает и психологической помощи ребенку. Необходимо выявить, что могло невротизировать ребенка, и по возможности устранить эти травмирующие факторы. Диапазон же таких травмирующих факторов весьма широк. Это может быть и конфликтная ситуация в семье, и плохая адаптация к детскому саду, и излишнее давление со стороны взрослых, и психическая травма вследствие какого-то сильного потрясения, и многое-многое другое.

25. Мой четырехлетний ребенок не замечает людей вокруг себя. Может часами сидеть рядом с кем-то и не проронить ни слова. Проходит мимо родных, словно мимо мебели. Такое впечатление, будто он погружен в свои мысли, в свой мир. Обращаешься к нему — не отвечает, словно не слышит, хотя со слухом у него все в порядке. Что это значит?

— Скорее всего ребенок аутизирован. Аутизация — это болезненное отгораживание от мира, сильное нарушение контактности, когда человек как бы находится в почти непробиваемой защитной скорлупе. Он кажется равнодушным, но на самом деле за этим обычно таится страх. Страх общения, боязнь людей, страх неизвестности. Когда пытаешься сквозь эту защитную скорлупу пробиться — например, привлечь аутиста к игре, он может отреагировать слезами, криком, агрессией.

Родителям детей-аутистов следует как можно скорее обратиться за помощью к врачу-психиатру, сочетая лечение со специальными психокоррекционными занятиями. Одни они, к сожалению, с таким ребенком не справятся.

Но бывает и так, что ребенок аутизируется не вследствие болезни, а из-за какого-то сильного душевного потрясения. Например, из-за разлуки с матерью или смерти какого-нибудь члена семьи.

Кроме того, аутизацию может вызывать и длительное пребывание в травмирующей обстановке. Такое нередко можно наблюдать в семьях, где ссоры и скандалы — неотъемлемая часть жизни. Взрослые считают, что ребенок не обращает внимания на их бурные сцены, а в действительности для него это непосильные, запороговые переживания, и он подсознательно от них отгораживается. Но как и сама подобная ситуация глубоко патологична, так и реакция ребенка не нормальная, а болезненная. В результате чувства его притупляются, становятся поверхностными. А это, в свою очередь, пагубно сказывается на интеллектуальном развитии, поскольку в детском познании мира эмоции играют ключевую роль.

26. Шестилетний ребенок почти не общается с людьми, но зато прекрасно владеет компьютером и готов просиживать перед ним с утра до ночи. Стоит ли это поощрять? Может быть, это его призвание?

— К сожалению, у ребенка скорее всего наблюдается аутизация, степень которой может определить врач. Такие дети обычно очень рано овладевают компьютером, который может полностью заменить им человеческое общение. Окружающим кажется, что им и не нужны друзья и собеседники. Аутизированный ребенок выглядит самодостаточным, и родители склонны утешать себя тем, что «у него просто свой мир».

Но на самом деле все обстоит иначе. Аутизированный (и тем более аутичный!) ребенок не общается с людьми не потому, что не хочет, а потому, что не умеет. И не умеет прежде всего потому, что другие люди вызывают у него запредельный страх. Некоторые дети по этой причине даже отказываются брать в руки кукол, изображающих людей. Настолько их пугает человеческий облик!

Конечно, можно пустить все на самотек и оставить ребенка наедине с компьютером. Но ведь жить-то ему не с компьютером, а с людьми. Так что надо, наоборот, отвлекать ребенка от компьютера и усиленно учить его общаться, прибегая по возможности к помощи специалистов, поскольку задача эта достаточно трудна и родителям ее, как правило, не под силу решить самостоятельно. Если же не пробить защитную скорлупу, в которой находится аутизированный ребенок, отгороженность от мира будет тормозить его дальнейшее развитие. Тогда, вполне вероятно, ничто (в том числе и компьютер) не станет его призванием, поскольку задержка развития не даст ребенку возможности нормально учиться и работать.

27. Ребенка невозможно засадить за уроки. Как воспитать в нем чувство ответственности?

— На мой взгляд, прежде всего нужно выяснить причину, по которой ребенок отказывается от приготовления уроков. Вполне вероятно, что его пугают какие-то трудности. Такое бывает гораздо чаще, чем думают родители. К примеру, однажды ко мне обратился папа десятилетнего мальчика с жалобой на то, что сын постоянно отлынивает от занятий по математике.

Отец считал его лодырем и, естественно, очень негодовал по этому поводу. Однако во время психологических занятий выяснилось, что у мальчика не все в порядке с логическим мышлением, и «патологическая лень», на которую так сетовал папа, объясняется элементарным страхом неудачи. После цикла занятий, развивающих логическое мышление, трудности с решением математических задач были сняты, и ребенок стал нормально учиться.

Вторая распространенная причина отказа от самостоятельного приготовления уроков — это желание привлечь к себе внимание взрослых. И тут опять-таки нужно не «воспитывать в ребенке чувство ответственности», а окружить его теплом и заботой. В данном случае детям нужна не столько реальная помощь родителей, сколько моральная поддержка. Поэтому главное — не раздражаться и не считать потерянным время, которое вы проведете, сидя рядом с ребенком за письменным столом.

Когда же он перестанет сомневаться в вашей любви, пообещайте, что, если он быстро и хорошо сделает уроки, вы с ним займетесь чем-нибудь интересным. Для детей, которым не хватает внимания со стороны родителей, это самый важный стимул.

28. Перейдя в пятый класс, мой сын резко сдал в учебе. До двоек в четверти, правда, пока не дошло, но тройки появились. Целых три! Когда он принес дневник, я так расстроилась, что запретила ему праздновать день рождения, который как раз приходится на осенние каникулы. Витя очень переживал, но мы с отцом решили проявить твердость, чтобы сын запомнил эту историю надолго. Но теперь, по прошествии времени, я начала сомневаться, правильно ли мы поступили.

— Чтобы наказание было действенным, оно должно быть справедливым, соразмерным провинности и ощутимым. В данном случае второе условие, на мой взгляд, нарушено. Ведь день рождения, как известно, «только раз в году», и лишать ребенка такого великого праздника, наверное, самая крайняя мера, которую можно применить за очень серьезный проступок. И то я бы советовала хорошенько подумать, прежде чем решиться на такой шаг. Тяжелую артиллерию нельзя применять по мелочам.

Отказ праздновать день рождения ребенок, скорее всего, запомнит на всю жизнь, и неадекватность такого наказания будет им воспринята как ярчайшее проявление родительской нелюбви. А тройки, конечно, штука неприятная, но ничего смертельного в них нет. Это не воровство и даже не прогул уроков. Тем более, в пятом классе, когда вводится кабинетная система и ребенок должен приноравливаться сразу к нескольким новым учителям, ему это бывает трудно. Дети часто сдают в учебе именно при переходе из начальной школы в среднюю, и нужно не наказывать их, а поддерживать (естественно, не давая при этом распускаться и халтурить).

29. Мой пятилетний сын ужасно ругается, изо рта словно сыплются лягушки. Если разойдется, остановить его невозможно. А ведь он прекрасно знает, что это плохие слова!

— Рано или поздно, обычно как раз лет в пять-шесть, каждый ребенок приносит домой «изящные» выражения, шокирующие взрослых. И это вполне нормально, ведь малыш начинает проводить часть времени отдельно от семьи: в детском саду, в студиях, в гостях у приятелей. А там он подвержен самому разному влиянию. Это время очень активного освоения окружающего мира и усвоения моделей поведения, принятых в обществе.

В среднем дети достаточно быстро понимают, какие слова можно произносить в приличном обществе, а какие — нет. Но бывает, что ребенок упорно продолжает ругаться. О чем свидетельствует такое поведение?

Чаще всего это бывает проявлением демонстративности, когда ребенку хочется выделиться, противопоставить себя окружающим, показаться взрослее и независимей, чем он есть на самом деле. Тогда нужно, с одной стороны, помогать ему нормально самоутвердиться, поскольку демонстративные люди на поверку оказываются очень неуверенными в себе. А с другой — резко отрицательно реагировать на его «выкрутасы», в частности, на ругательства. Самая тяжелая артиллерия в данном случае — это прекратить разговаривать с ребенком (естественно, объяснив ему причину такого своего поведения). В жизни же часто получается наоборот. Ребенок говорит плохие слова, желая привлечь к себе внимание, а взрослые притворяются, будто не замечают его «перлов», и ведут себя с ним как ни в чем не бывало. Тем самым они еще больше его раззадоривают. Целесообразней четко определить ситуацию. Пусть ребенок поймет, что, когда он вежлив, окружающие это очень ценят и усиленно стараются его порадовать. Когда же «изо рта у него сыплются лягушки», у них пропадает всякое желание иметь с ним дело.

Интеллектуально сохранные дети усваивают этот урок моментально, нужно лишь проявить последовательность.

Сложнее обстоит дело с возбудимыми и расторможенными детьми, а также в случаях психопатии и шизофрении. Такие дети, войдя в раж, уже не контролируют свои слова и поступки.

Конечно, их тоже следует учить сдерживаться, но надо иметь в виду, что они часто НЕ МОГУТ сдержаться. Это не капризы, а болезнь. И педагогические приемы в данном случае необходимо сочетать с лечением у врача.

30. Мой сын отказывается без меня делать уроки. Поэтому мы с ним занимаемся по вечерам допоздна и безумно от этого устаем. Пожалуйста, подскажите, как с этим бороться.

— Проблема приготовления уроков — одна из самых животрепещущих для многих родителей. В том, что ребенок отказывается работать самостоятельно, взрослые, как правило, видят лишь капризы и лень. Что, вполне естественно, вызывает у них отрицательные эмоции.

Конечно, бывает, что избалованный ребенок просто садится взрослым на шею, и тогда необходимо применить разумную строгость. Но очень часто за отлыниванием от уроков скрываются совсем иные причины. Например... ревность. Ребенок ревнует мать к работе или к кому-либо из членов семьи и старается привлечь таким образом ее внимание, что ему, как правило, удается, хотя счастья никому не прибавляет, поскольку нормальное общение с матерью вырождается в бесконечные скандалы. В подобных случаях нужно постараться действительно уделять ребенку побольше времени, но при условии выполнения им определенных задач. В частности, приготовления уроков. («Если быстро все сделаешь, мы с тобой поиграем, почитаем, побеседуем».) В подавляющем большинстве случаев этот нехитрый прием срабатывает.

Нередок и другой вариант. Ребенок начинает «лениться», пасуя перед трудностями. Пару раз столкнувшись с неудачей, многие дети предпочитают вообще отказаться от деятельности на этом поприще, нежели снова терпеть поражение. И тут следует, во-первых, запастись терпением, во-вторых, помогать ребенку. Помогать до тех пор, пока он САМ не изъявит желания поработать самостоятельно. Процесс этот затяжной, но иного выхода нет. Важно не раздражаться и не приклеивать к ребенку ярлыки типа «лентяй» и «бестолочь». Помните: как только он почувствует себя более уверенно, ему самому захочется обойтись без вашей помощи. Так что ваша задача — вселить в него эту уверенность.

31. Ребенок начал подделывать отметки. Я выяснила это совершенно случайно и не знаю, как реагировать. Неужели он не понимает, что так поступать недопустимо?

— Конечно, понимает, но есть нечто, перевешивающее морально-этические соображения. Вероятнее всего, это страх.

Чаще всего именно он заставляет детей скрывать и подделывать оценки. Причем ребенок вовсе не обязательно страшится расправы. Очень часто подобные инциденты происходят в семьях, где детей даже пальцем не трогают, да и других «оргвыводов» за двойки практически не бывает. Но зато взрослые так переживают из-за плохих оценок ребенка, что ребенок боится их огорчить. И из самых лучших побуждений переправляет тройку на пятерку. Вообще, родительская фиксация на отметках крайне вредна. Ребенок начинает думать, что его любят не просто так, а лишь за успехи. И соответственно, испытывает страх потерять из-за двоек любовь мамы с папой (вот вам еще один мотив подделки оценок). Разумеется, я не призываю вас наплевательски относиться к учебе ваших детей, но между крайностями, как вы понимаете, есть множество других градаций.

Теперь о том, что предпринять, обнаружив «следы преступления». Реагировать, безусловно, надо, иначе ребенок привыкнет безнаказанно лгать. Но, наказав его за подлог, вы должны тоже сделать выводы из этой истории и помочь ребенку в учебе, не зацикливаясь на отметках. Когда он перестанет нервничать и бояться неуспешности, тогда и успехи появятся.

32. Мой семилетний сын часто капризничает и устраивает сцены на людях. Может закатить скандал в автобусе или в магазине. Выглядит это ужасно, но мне кажется, он этого не понимает. Объяснения ни к чему не приводят. Как бы ему помочь посмотреть на себя со стороны?

— Обычно к школьному возрасту дети уже достаточно хорошо контролируют свое поведение на людях. Но повышенно возбудимым, истероидным или психопатичным детям это бывает сложно не только в семь, но и в десять лет. Старайтесь избегать психологических нагрузок. Такому ребенку вредно переутомляться, вредно долго находиться в местах большого скопления людей. Даже положительные впечатления следует дозировать, их переизбыток тоже может привести к нервному срыву.

Что же касается умения посмотреть на себя со стороны, то развивать его следует постепенно и, разумеется, не тогда, когда ребенок вошел в раж. В такие минуты он действительно мало что соображает, находясь целиком во власти эмоций. Но в спокойную минуту с ним очень полезно поиграть в кукольный театр, моделируя ситуации, с которыми он не справляется в жизни. Ролевая игра, драматизация помогает ребенку отстраненно посмотреть на вещи, дать оценку своему поведению и потренироваться, как следует выходить из сложных положений.

Только щадите самолюбие сына или дочери, не превращайте игру в душевный стриптиз и не требуйте немедленного покаяния.

Вовсе не обязательно, чтобы ребенок изображал именно себя. Можно придумать аналогичные истории о сказочных персонажах, зверюшках и т. п. Причем постарайтесь, чтобы там были не только назидательность, но и какие-нибудь интересные приключения. Но нередко бывает, что скандалы на людях — это проявления демонстративности. В таких случаях не нужно тратить время на призывы посмотреть на себя со стороны, а необходимо реагировать более жестко, наказывая за демонстративность и положительно подкрепляя хорошее поведение.

33. Меня очень беспокоит отношение сына к учебе. Ему совершенно наплевать на оценки. Говорю: «Позанимайся, ведь двойку получишь». А он в ответ: «Ну и пусть!» Даже складывается впечатление, что ему чем хуже, тем лучше.

— Когда слышишь подобные жалобы, воображение рисует ребенка в состоянии глубокой депрессии: апатичного, равнодушного, утратившего интерес к происходящему вокруг, в том числе и с ним самим. Таких надо сперва полечить, а уж потом решать, нужны ли здесь какие-то специальные психолого-педагогические меры. И если да, то какие именно.

Но, как правило, у детей, которым «наплевать на оценки», равнодушие напускное. Больше того, они очень часто бывают повышенно самолюбивы, конкурентны, обидчивы. И принцип «чем хуже — тем лучше» для них — это поза.

Вероятно, в свое время, когда ребенок потерпел первую неудачу, взрослые не ободрили его. Может, даже, что называется, ткнули его носом в этот неуспех («Мы тебя предупреждали, а ты не слушал!»). Они-то хотели как лучше, надеялись, что сын или дочка образумятся, сделают правильные выводы. А ребенок сделал совсем иной вывод. Он решил, что в трудную минуту от взрослых не дождешься ни поддержки, ни сочувствия. И начал проявлять негативизм.

Самолюбивые дети часто ведут себя наперекор здравому смыслу: самолюбие заглушает голос рассудка. И поэтому родителям, которые не на словах, а на деле хотят добиться позитивных сдвигов в поведении такого ребенка, следует применять ЩАДЯЩИЕ МЕРЫ. Щадящие его гордость. Не подчеркивайте лишний раз свою правоту, лучше помогите детям справиться с трудностями: разобраться в грамматике, понять решение задачи и т. п. Не требуйте, чтобы они все делали сами. Когда трудный материал накапливается, дети (да и не только они!) боятся за него браться, он им кажется неподъемным грузом. И не надо опасаться, что вы будете вечно опекать сына или дочь в их школьных занятиях. Опыт показывает, что, когда дети могут обойтись без помощи взрослых, они с удовольствием обходятся, утверждая тем самым свою самостоятельность и возвышаясь в собственных глазах.

Особняком стоит другой случай: когда ребенок проявляет безответственность. Как сейчас выражаются, «пофигизм». Такой мальчик или такая девочка могут часами волынить с уроками, все время отвлекаться, играть. А в ответ на грозные предупреждения — дескать, получишь двойку — мило улыбаться и продолжать в том же духе.

Но в конечном итоге они обычно двоек не получают, потому что измочаленная мама все-таки добивается приготовления уроков. И зря! Гораздо полезней было бы отправить чадо в школу с невыполненным заданием. Заставить его расхлебывать последствия своих поступков. А то угрозы так и остаются для него пустым звуком, и очень быстро «проблема двоек» становится как бы не его, а маминой. А раз так, то чего волноваться? Пусть мама боится двоек, а он будет играть на компьютере или смотреть телевизор.

И мама действительно начинает бояться больше него. Советы психолога не подстраховывать ребенка-разгильдяя очень часто наталкиваются на сопротивление: мать приводит десяток аргументов, доказывая, что получение двойки равносильно вселенской катастрофе. В тех случаях, когда переубедить ее не удается, порочный круг так и не размыкается. По крайней мере, до тех пор, пока сама жизнь не начинает учить безответственного человека. А эти уроки, как вы понимаете, бывают куда страшнее и серьезнее двоек.

34. Моя дочь-первоклассница утром наотрез отказывается от завтрака. Если пытаешься в нее что-то впихнуть, может дойти до рвоты. Хотя до школы с ней такого не было. В чем причина? Неужели столовская пища так быстро испортила ее желудок?

— Скорее всего дело не в пище, а в психологическом состоянии девочки. Наверное, она нервничает перед школой.

Проанализируйте свое поведение: не слишком ли вы подгоняете ее, боясь опоздать? Для многих детей спешка — стресс, особенно если девочка не ходила в садик и не привыкла быстро собираться по утрам.

Вообще ни в коем случае нельзя создавать ажиотаж в начале учебы: ребенка это травмирует. А то очень часто бывает, что, сходив на собрание, где педагоги стараются нагнать страху на родителей (полагая, что иначе их не проймешь), мамы и бабушки впадают в панику, и их нервозность мгновенно передается детям.

«Вдруг я что-то забуду? Вдруг не успею? Вдруг у меня не получится?» — эти вопросы будут тогда преследовать первоклашку в прямом смысле слова круглые сутки. Он начнет вскакивать по ночам, боясь опоздать в школу. И, разумеется, будет опаздывать, потому что не выспится и утром не сможет быстро собраться. Некоторые дети так волнуются, что неспособны съесть на завтрак ни кусочка. А при попытках их накормить у бедняг подступает к горлу тошнота — совсем как у вашей дочери! От голода же (и главное, от страха!) у них начинает кружиться голова, они плохо соображают, и в тетради появляется ошибка за ошибкой. Таким образом боязнь неуспеха оказывается вполне оправданной. Круг замыкается.

Чтобы снять у девочки страх перед сборами в школу, старайтесь по утрам не напрягаться, не раздражаться, будьте с ней как можно ласковей и терпеливей. Помогите ей собраться, не заставляйте ее все делать самостоятельно. Если видите, что она капризничает, нервничает, успокойте, отвлеките посторонними разговорами, развеселите. Не настаивайте на завтраке, лучше дайте ей с собой что-нибудь вкусное. А главное, внушайте ей, что все будет хорошо. Ну и, конечно, поинтересуйтесь, нет ли в школе чего-то травмирующего психику ребенка: не слишком ли строга учительница, не обижают ли вашу дочку ребята, не чувствует ли она себя хуже других.

35. Не знаю, что делать: сын совершенно не слушается. Запретов для него не существует, никакое наказание не действует. Если он так себя ведет сейчас, когда ему десять лет, то что будет дальше? Я с ужасом жду подросткового возраста...

— Опасения матери оправданны: в подростковом возрасте «трудные» дети становятся еще «труднее». И исправлять положение надо сейчас, когда ребенок еще очень зависим от родителей.

Хочу сразу сказать: не бывает такого, чтобы НИКАКОЕ наказание на ребенка не действовало. Но иллюзия «непробиваемости» создается достаточно часто, и взрослые бывают искренне уверены, что сын или дочь у них какие-то особенные, «неподдающиеся».

Отчего это бывает? Во-первых, наказание выбирается неправильно. Ведь чтобы воздействовать на ребенка, оно должно быть ощутимым. Скажем, надо лишить провинившегося сына каких-то развлечений. Но лишать его любимой игры на компьютере родителям жалко (да и он слишком яростно протестует), и они запрещают ему смотреть мультики. А он без мультиков вполне может обойтись. В результате наказание своей цели не достигает, зато у мальчика создается впечатление, что ему все нипочем. И в следующий раз он проявит еще большее своеволие.

Во-вторых, даже при правильном выборе наказания взрослые могут «не дотянуть», дать слабину. Либо испугавшись истерик, либо поддавшись вполне естественному чувству жалости. Но, увы, такая жалость в конечном итоге идет ребенку во вред, ведь он опять-таки убеждается в своем превосходстве над взрослыми и распоясывается еще больше. А это, как говорится, чревато… В какой-то момент, если родители не смогут остановить свое чадо, его в буквальном смысле слова остановит милиция. Одна моя знакомая никак не хотела этого понять, пока сын не угнал мотоцикл и перед ним не замаячила перспектива колонии. Так что, жалея ребенка, лучше довести воспитательный процесс до конца. Поверьте, это совсем не так тяжело, как кажется. Главное — проявлять последовательность.

36. Интересно узнать мнение психолога: единственный ребенок в семье — это хорошо или нет?

— На первый взгляд может показаться, что да: все внимание только ему, у него нет повода для ревности, мать может водить его в разные кружки, потому что ей не надо разрываться между ним и другими детьми... Но при ближайшем рассмотрении даже эти выгоды оказываются не столь уж бесспорными.

Во-первых, у единственного ребенка в семье гораздо больше шансов вырасти эгоистом, а такие люди повышенно ревнивы. Им хочется, чтобы весь мир вращался только вокруг них, и единственные дети часто ревнуют мать к отцу, к работе или к подругам. Подчас женщина даже по телефону спокойно поговорить не может: ребенок тут же начинает ныть, выкрутасничать, требовать, чтобы она положила трубку. Единственным детям труднее приходится в коллективе, дети же из многодетных семей очень рано получают навыки общения. Причем общение с детьми другого возраста дает им дополнительные преимущества: опекая младших, они учатся самостоятельности, обретают уверенность в своих силах. А имея рядом старшего брата или сестру, малыш чувствует себя более защищенным. Подражая старшим братьям и сестрам, малыши гораздо быстрее обучаются и развиваются. Многие многодетные матери рассказывают, что они учили чтению и счету только первенцев. Дальше же дети учились по эстафете — от старших к младшим. Так было и в моей собственной семье.

Многие единственные дети (прежде всего те, кто не посещает детский сад) мало играют или совсем не играют в ролевые игры. Им не у кого научиться, не с кем играть. А отсутствие ролевой игры пагубно сказывается на всем развитии ребенка, в том числе интеллектуальном, ведь именно такая игра дает ему объемное представление о мире.

Кроме того, воспитывая единственных детей, трудно удержаться от излишней опеки. А это очень вредно, особенно для мальчиков. Они вырастают несамостоятельными, зависимыми, часто и во взрослом возрасте бывают неспособны на смелые, решительные поступки. Это, как вы понимаете, не прибавляет им уважения окружающих, в первую очередь девушек. Соответственно, у юноши возникают комплексы, недовольство собой и своей жизнью. Но воля с детства неразвита, и сил в корне изменить себя нет, гораздо легче бывает найти утешение в водке или наркотиках.

37. Мой пятилетний сын часто просит с ним поиграть, но совершенно не может проигрывать, устраивает скандал. В результате вместо радости — сплошная нервотрепка. А если отказаться с ним играть, он тоже будет плакать.

— Родители дошкольников и младших школьников достаточно часто жалуются на такое противоречивое (психологи говорят «амбивалентное») поведение своих детей. Чаще это бывают мальчики, потому что они более азартны. А азартный человек легко входит в раж и уже не может совладать со своими чувствами. С возрастом, конечно, поведение ребенка меняется, но доминанта остается неизменной. Четырнадцатилетний школьник уже не будет рыдать, проиграв в настольную или компьютерную игру, однако стремление всегда одерживать верх и неумение проигрывать никуда не денутся. И при столкновении с жизнью, которая далеко не всегда соответствует нашим притязаниям, ребенок будет озлобляться и впадать в депрессию. А отсюда уже недалеко до наркомании и алкоголизма. Поэтому лучше корректировать поведение ребенка, пока он еще маленький.

Нельзя идти у него на поводу. Мало ли, что он будет плакать, если вы откажетесь от игры? Спокойным, доброжелательным тоном объясните ребенку, что от игры люди должны получать радость. А когда дело кончается скандалом, лучше не играть. Он обещает, что больше не будет? Уступите, но строго предупредите, что это в последний раз. И если при проигрыше сын снова начнет бузить, не играйте с ним достаточно долго.

Параллельно внушайте, что с человеком, который всегда выигрывает, играть просто неинтересно. Какой смысл затевать игру, когда результат заранее известен? Говорите, что у таких ребят нет друзей, что тот, кто всегда хочет быть первым, быстро остается один.

А главное, помогите ребенку почувствовать себя в чем-то успешным. Как правило, столь болезненную реакцию на проигрыш дают дети с неутоленной жаждой лидерства. Если же эта потребность насыщается (а ее насытить не так сложно, как кажется), у ребенка пропадает желание всегда и во всем одерживать верх.

38. Дома ребенок грубит, а перед друзьями пресмыкается. Как мне объяснить ему, что это неправильно? Я пыталась, но он не понимает.

— Вряд ли дело тут в непонятливости. Обычно дети рано понимают, что взрослым грубить нельзя. Но далеко не всегда считают нужным сдерживаться. И когда взрослые не пресекают попытки хамства, это входит у ребенка в привычку. Бороться с детским хамством довольно просто: надо только проявлять последовательность и решительность. «Грубиян не получает ничего, с ним перестают общаться, перестают ему что-либо делать, покупать и прочее», — если эти правила соблюдаются в семье неукоснительно, ребенок быстро осваивает нормы приличия.

А вот с «пресмыканием» перед сверстниками дело обстоит сложнее, ведь именно тут, что называется, собака зарыта.

В данном случае грубость — это следствие, реакция на травмирующие события. Он срывает зло на тех, кого не боится. Разве у взрослых людей такого не бывает? Да сплошь и рядом.

Проблема в другом. В том, что ребенок боится быть отвергнутым сверстниками, а потому готов на любые унижения, лишь бы с ним продолжали играть. Такое поведение способствует развитию мазохизма, и взрослым следует разобраться, в чем причина трудности ребенка. Если он тяжело сходится с людьми, надо помочь ему приобрести навыки общения. Если это просто друзья такие властные, что он попал к ним в рабскую зависимость, постарайтесь сдружить его с другими ребятами. А часто бывает, что ребенку дома холодно, тягостно, и в друзьях он видит отдушину. Тогда не стоит искать соринку в чужом глазу, а лучше дать ему побольше тепла и ласки.

39. Дома моя дочь постоянно закатывает истерики, а в детском саду ведет себя идеально. В чем дело?

— Скорее всего, дело тут в семейных отношениях. В большинстве случаев так ведут себя дети, чувствующие дома психологический дискомфорт. Вообще-то нервный, плаксивый ребенок ведет себя в саду хуже, чем дома. И это естественно, ведь детский сад — большая психологическая нагрузка. К ребенку там предъявляется достаточно много требований, никто не будет из кожи вон лезть, ублажая его по примеру родственников. Дети же и подавно не склонны уступать ему, как уступают мама и папа. Так что поводов для обид в саду предостаточно, и конфликтный ребенок не сможет долго сдерживаться. Он быстро покажет характер.

Если же в саду поведение идеальное, а дома сплошной крик, значит, именно дома надо искать источник раздражения.

Как правило, ниточка приводит к маме. Она может сама грешить раздражительностью, предъявлять к ребенку чрезмерные требования, часто высказывать недовольство его поведением и внешним видом. А может держаться отчужденно, безэмоционально.

Тогда детские истерики служат сигналом отчаяния, ребенок старается хоть как-то привлечь к себе внимание матери. Кроме того, нервозность ребенка дома бывает реакцией на конфликтные взаимоотношения между отцом и матерью: боясь ухода отца, он ополчается на мать как на более слабое, уязвимое звено.

В любом случае причина истерик кроется не в характере ребенка, а в некой внешней ситуации, которую и нужно постараться изменить.

40. С нами Петя ведет себя хорошо, но стоит приехать бабушке, как начинаются капризы. Он сюсюкает, как маленький, не слезает с ее коленей, требует, чтобы она кормила его с ложечки. Меня это выводит из себя, ведь ему уже шесть лет, и он подает дурной пример своей младшей сестренке. Но я никак не могу это побороть. А бабушке навещать внука тоже не запретишь...

— То, что мама принимает за капризы, на самом деле является весьма красноречивой просьбой о заботе и ласке.

Только просьба эта выражена не взрослым языком, а по-детски. Судя по письму, мама с папой склонны «взрослить» своего сына. Им кажется, что шесть лет — это солидный возраст, а ведь на самом деле мальчик совсем еще маленький. И в том, что он хочет посидеть у бабушки на коленях и ощутить себя крошкой, нет ничего дурного. Тем более, что у него перед глазами пример младшей сестрички, к которой он скорее всего ревнует родителей. Очень часто после рождения младшего брата или сестры у детей на какое-то время наблюдается психологический регресс: они начинают вести себя, «как маленькие». В данном случае с родителями этот номер не прошел, а бабушка не протестует, ее это из себя не выводит.

И слава Богу! Ведь в подобных случаях возникает угроза эмоциональной депривации, которая порождает в детях сильные психологические искажения. Бабушка хоть как-то компенсирует мальчику нехватку родительской ласки и физических контактов. Очень может быть, что именно ее он будет, повзрослев, вспоминать как самого близкого, родного человека, который всегда был готов любить его.

Вообще надо сказать, что отношения бабушек с внуками иные, нежели отношения детей с родителями. Родители, особенно молодые, часто бывают строги, требовательны. Старики же более снисходительны. С высоты их жизненного опыта очень многие вещи, кажущиеся родителям значительными, выглядят пустяком. А на первый план выходит понимание того, что ребенку важнее всего чувствовать себя любимым, защищенным, счастливым. Будет это — остальное приложится.

41. Мой пятилетний сын ни в какую не желает умываться и чистить зубы. Из-за этого у нас практически каждый день скандалы, истерики. Я уж и наказывала ребенка, и пыталась не обращать внимания — ничего не помогает. Подскажите, пожалуйста, как надо правильно реагировать.

— Таким поведением обычно грешат дошкольники, в характере которых есть склонность к демонстративности. Им хочется себя показывать, а возможности для этого у дошколят довольно ограничены. Вот они и превращаются в «мальчиков наоборот», самоутверждаясь в бытовых мелочах.

Поэтому нужно постараться предоставить такому ребенку большую свободу выбора в повседневной жизни, поручать больше ответственных дел (разумеется, сообразуясь с возрастом), усиленно хвалить за их выполнение, давать понять, что без него вы бы никогда не справились. Тогда на этом фоне ему станет неловко капризничать, он будет стараться соответствовать своему «имиджу», и проблема, что называется, рассосется сама собой.

Одновременно постарайтесь себя контролировать. Не раздражает ли вас ребенок? Очень часто демонстративные дети устраивают подобные бури в стакане воды, чувствуя мамино раздражение, недовольство, желание отгородиться. Тогда они начинают не мытьем, так катаньем привлекать к себе внимание. Чаще всего отрицательное. Но для них это все равно желанней, чем отчуждение. Значит, следует побороть свое раздражение, стать терпимей, ласковей, спокойней. Иначе получится замкнутый круг.

И последнее. Мальчики не часто бывают чистюлями. Вспомните хотя бы Тома Сойера. Мамы, конечно, расстраиваются, но поверьте, не стоит делать из этого трагедию. Из слишком больших аккуратистов вырастают зануды и педанты, так что еще неизвестно, с кем будет больше хлопот. Не беспокойтесь, привыкнет он чистить зубы. И умываться, и одеваться самостоятельно тоже привыкнет. А вот привычка нормально общаться с мамой может и не выработаться, если все силы будут уходить на ссоры. И это действительно трагично. Лучше до такого не доводить.

42. Наша дочь чересчур открыта, доверчива. Может уйти с чужими. Меня это беспокоит, а муж и его родители говорят: «Ничего страшного, перерастет». Стоит ли мне показать дочку психологу?

— Если девочке года 3–4, торопиться не стоит. Просто не оставляйте ее одну на улице даже на недолгое время, чтобы не рисковать. Одни дети раньше усваивают социальные нормы, другие чуть позже. Это не страшно. Ведь и стоять, ходить и говорить не все начинают в одном и том же возрасте.

Но если отсутствие барьера при общении с чужими взрослыми будет сохраняться и дальше, если, скажем, в 6–7 лет дочка будет ластиться чуть ли не к первому встречному, охотно говорить с чужими о своих проблемах, вплоть до самых интимных, и о том, что обычно не принято выносить из семьи, обратиться к психологу нужно обязательно. А если он посоветует, то и к психиатру. Такое детское поведение уже можно расценить как неадекватность, которая зачастую свидетельствует о довольно серьезных психических нарушениях. В этих случаях полезно сочетать медицинское лечение с занятиями у психолога, который поможет ребенку усвоить нормы и модели поведения.

Это нужно сделать хотя бы из соображений элементарной безопасности, ведь чем старше будет становиться ребенок, тем большей трагедией может обернуться его чрезмерная доверчивость. А сам он, в силу своих психических особенностей, скорректировать свое поведение неспособен.

43. Наша Катюша — тихая, застенчивая девочка. Учится она хорошо, а вот подружек у нее нет, хотя ходит уже в третий класс. Но мне хотя бы казалось, что у нее со всеми ровные, доброжелательные отношения. А тут она недавно загрустила перед сном и призналась, что одна девочка ее систематически изводит, оскорбляет. Я вызвалась сходить в школу, поговорить с обидчицей, но дочка со слезами умоляла меня этого не делать, уверяя, что будет еще хуже. Я пообещала, однако сомневаюсь, правильно ли я сделала.

— Поведение ребенка очень типично: робкие дети обычно подвержены тревожным ожиданиям. Враг кажется им грозным и непобедимым, а в родителях они не видят настоящей опоры. В то же время сам ребенок не в состоянии справиться с обидчиком, и это его травмирует. Оттого, что он скрывает свои переживания, ему становится только хуже, ведь он остается с ними один на один и не получает ни от кого даже моральной поддержки. Раз девочка завела разговор об обидчице, значит, ей стало совсем невмоготу, и, конечно, надо было ее защитить.

Другое дело, что необязательно было извещать ее об этом заранее. Такие вопросы лучше решать без ведома нервного ребенка, чтобы лишний раз его не травмировать.

Тактику защиты надо выбирать в зависимости от обстоятельств, учитывая возраст и пол ребенка. С девочками обычно легче. Как правило, одного строгого, но спокойного разговора бывает достаточно. С мальчишками сложнее. Если обидчик — распущенный, избалованный парень, наслышанный к тому же о правах ребенка, которые он понимает как вседозволенность при отсутствии каких бы то ни было обязанностей, то он и ухом не поведет, увидев чужую маму. Такие пасуют только перед силой, поэтому к ним на переговоры имеет смысл отправлять отцов. А еще лучше — старшего брата, при виде которого малец мигом смекнет, что шутки кончились. Ведь брат — не взрослый, он и шею намылить может. А «права ребенка» с ним не покачаешь, он из этой категории тоже еще не вышел.

При отсутствии «мужского элемента» в семье разбираться с обидчиками приходится матери. В таком случае, во избежание фиаско, лучше не рисковать, а отправляться сразу к учительнице. Ведь она отвечает не только за процесс обучения, но и за дисциплину в классе. Дети младшего школьного возраста часто не могут сами наладить нормальные отношения в коллективе, и взрослые обязаны следить за тем, чтобы они не обижали друг друга, обязаны учить детей культуре общения.

Как правило, после обращения к учительнице травля ребенка прекращается. С родителями в переговоры вступать можно только в том случае, если вы уверены, что они постараются принять меры, а не начнут доказывать вам, что ваш ребенок сам виноват.

Одновременно стоит потратить усилия на то, чтобы подружить свою дочь с кем-нибудь из одноклассников. Присмотритесь к детям, найдите такого, с которым она чувствовала бы себя на равных, а то и лидером. Обретя подругу или друга, девочка постепенно успокоится, станет менее обидчивой.

44. В прошлом году Митя пошел в первый класс. К школе он был подготовлен неплохо, но почти сразу же у него начались трудности из-за корявого почерка. Митя старался выводить каждую букву и не поспевал за ребятами. К концу года учительница стала говорить, что у него проблемы с концентрацией внимания, стала ставить двойки. Теперь он второклассник, но мы боимся, что его оставят на второй год, так как в классе он почти не работает, считает ворон. Хотя дома это нормальный мальчик, никакой рассеянности мы не замечаем. Подскажите, пожалуйста, что нам делать?

— Судя по описанию, у ребенка начал развиваться так называемый школьный невроз, спровоцированный повышенной требовательностью учительницы. Очень важно дать мальчику возможность успокоиться, поверить в свои силы. Постарайтесь наладить контакт с учительницей, объяснить ей, что Митя очень раним, боится неудачи и оттого отключается на уроке. Пусть лишний раз подойдет к нему, объяснит задание, погладит по голове, а главное, не скупится на похвалу. Если договориться не удастся, стоит перевести мальчика в другой класс или даже в другую школу, где уроки ведутся в спокойном ритме, в доброжелательной, спокойной обстановке. Иначе ребенок невротизируется еще сильнее. Только ни в коем случае не мотивируйте переход Митиными неудачами! Это лишь усугубит его страхи. Лучше скажите, что в другой школе более интересная программа, более симпатичные ребята, более добрая учительница.

При возможности хорошо бы еще пройти цикл занятий с психологом, чтобы повысить у ребенка стрессоустойчивость и самооценку.

45. Мой сын-подросток стал слишком много разговаривать по телефону. Еще два года назад он по телефону в основном только выяснял уроки или договаривался о прогулке. А теперь часами болтает о всякой ерунде — вместо того, чтобы поиграть или погулять. Все мои попытки отучить его, привить более практичное отношение к своему времени и к жизни вообще ни к чему не привели.

— Каждый родитель как бы заново проходит со своими детьми весь цикл развития человека, от младенчества до взрослого возраста. Но процесс этот чисто психологический, не обусловленный, как у ребенка, физиологическими изменениями. У детей, как известно, переход на качественно новую возрастную ступень осуществляется нелегко (вспомним «кризис четырех лет» или пресловутый «переходный возраст»). Но и у взрослых ломка сложившихся стереотипов отношения к ребенку зачастую проходит драматично и даже болезненно.

В данном случае налицо именно такой конфликт. Мальчик повзрослел, а мама не успела перестроиться. Сыну наскучили игры, ему хочется более взрослого общения, а матери кажется, что это пустопорожняя болтовня, глупая трата времени. Она забыла себя в соответствующем возрасте, забыла, как и для нее когда-то разговоры со сверстниками вдруг стали чуть ли не важнее всего на свете. Хотя со стороны тоже казалось, что она болтает о том, о сем и ни о чем.

Душа в подростковом возрасте растет не менее бурно, чем тело. Только выглядит это по-другому. Ребенок начинает о многом задумываться, начинает сознательно выстраивать свой образ. У него появляется гораздо большая потребность дружбе, в моральной поддержке сверстников. Он уже одной ногой за порогом родного дома, но взрослый мир еще слишком нов и зачастую кажется враждебным. А у сверстников те же проблемы. И даже если вслух они не обуждаются, а речь идет о чем-то совсем другом, все равно возникает чувство общности, товарищества. И никакие, даже самые прекрасные отношения с родителями, заменить этого уже не могут.

Другое дело, что подростки часто не знают меры, у них все бывает с перехлестом. Поэтому взрослые должны следить за тем, как ребенок проводит свободное время. И стараться, чтобы этого времени не было чересчур много, ведь от безделья люди, как известно, дуреют. Но расписывать все по минутам и растить из сына сугубо «делового человека» не стоит. Мечтательность и вроде бы долгие разговоры с друзьями — необходимые «душестроительные» элементы подросткового возраста.

46. Моему сыну все нужно говорить по десять раз. Зову его, например, ужинать, а он играет и не реагирует. Как будто не слышит. Ходили даже проверить слух — оказалось, все в порядке. А уж если мы куда-то опаздываем, он вообще становится как сонная муха, еле движется, проявляя удивительную настырность (хотя вообще-то он совсем не такой). Я и кричала, и наказывала — бесполезно. Что вы посоветуете?

— Описанная картина весьма типична для нервных, чувствительных детей. Спешка для них — непосильный стресс, на который они реагируют защитным торможением. Чем ощутимей угроза опоздать, тем больше дети отключаются, подчас действительно впадая в полусонное состояние. Однако никакой настырности в их поведении нет, поскольку происходит все это помимо их воли, бессознательно. Собственно говоря, это косвенно подтверждает и мама, отмечая, что вообще-то ее сын не склонен делать что-либо назло. Вероятно, она раздражается, сталкиваясь со столь парадоксальными реакциями ребенка, а раздраженный тон, окрики и шлепки еще больше его травмируют. Очень часто такое защитное торможение проявляется у детей в семьях, где взрослые очень энергичны, напористы и нетерпеливы. Вместо того, чтобы умерить свой пыл, они пытаются переделать ребенка, и ситуация только усугубляется.

Маме следует не доводить до цейтнота, начинать сборы задолго до выхода на улицу, не требовать, чтобы ребенок полностью одевался сам, а помогать ему. Намереваясь пойти с ребенком в какое-то незнакомое место, надо психологически подготовить его, в подробностях рассказав, что его может там ожидать. Ведь для нервных детей любой поход в незнакомое место — это стресс, даже если они идут развлекаться. И выражая на словах согласие с планами взрослых, они подсознательно противятся выходу из дома, их психика не справляется с напряжением.

Параллельно стоит заняться психической тренировкой: или с психологом, или самим. Очень помогает обсуждение и проигрывание новых ситуаций для отработки правильных моделей поведения. Полезны и игры с мячом, когда ребенок, ловя мячик, должен отвечать на вопросы или продолжать начатую фразу. Это тренирует скорость реакции и одновременно учит не пасовать в непредвиденных обстоятельствах.

47. Мы живем с сыном вдвоем. Я работаю, и Мише (он во втором классе) приходится подолгу оставаться дома одному. Миша целый год просил меня купить ему собаку, говорил, что тогда ему будет не так одиноко. Но я не соглашалась: во-первых, квартирные условия не позволяют, а во-вторых, я не люблю собак. А потом знакомые предложили нам взять очаровательного котенка. Миша обрадовался, но вскоре начал его гонять по квартире. Прямо не дает животному проходу! Когда я его стыжу, оправдывается: говорит, что играет. Но я вижу, что он лицемерит. Как бороться с такими проявлениями жестокости?

— Судя по краткому, но достаточно выразительному рассказу мамы, мальчиком движет не садизм, а ревность. Мало того, что он проводит столько времени в одиночестве, так у него еще появился соперник. Ведь мама, судя по всему, не скрывает своего восхищения «очаровательным котенком». Открыто взбунтоваться Миша не решается, а исподтишка сводит с котенком счеты. Поэтому имеет смысл не бороться с Мишиной жестокостью (которой на самом деле нет), а больше уделять времени сыну и ОТКРЫТО ПРОЯВЛЯТЬ СВОЮ ЛЮБОВЬ К НЕМУ, не скупясь на похвалу и ласковые слова. Пусть мальчик почувствует, что для мамы дороже него никого нет, и никакой котенок, при всей своей очаровательности, не в состоянии заменить ей сына.

Скорее всего, если отношения потеплеют, преследование животного прекратится. Хотя не нужно ожидать быстрого эффекта. У мальчика могло накопиться много обид, которые не так-то просто изжить. Да и ломка стереотипов — процесс нелегкий и зачастую болезненный для обеих сторон.

48. Старший сын то и дело отбирает у младшего игрушки, и младший во избежание скандала вынужден ему уступать. Но старший все равно недоволен и распоясывается еще больше. Посоветуйте, пожалуйста, что надо сделать, чтобы в семье воцарились мир и покой. Я уже больше не могу выносить эти склоки!

— Вашего старшего сына явно мучит ревность. С младшим вам, судя по всему, общаться легче, поскольку характер у него покладистый. Иначе он не стал бы так кротко уступать брату свои игрушки.

В результате вы отдаете ему предпочтение. Даже если открыто это не выражается, дети чувствуют такие вещи и начинают копить обиды. Причем часто нелюбимому (или менее любимому) ребенку родители уделяют как раз больше внимания, чем любимому. Они тратят на него больше времени, сил и денег, а он все равно считает себя обделенным. И бывает прав, так как его обделяют в самом главном — любви и ласке.

Постарайтесь не подавать сыну повода для ревности, а параллельно попробуйте «назначить» его самым добрым человеком в вашей семье. Подмечайте малейшие проявления доброты с его стороны и хвалите его за это. Внушайте ему, что он очень добрый и благородный, а значит, обладает качествами настоящего мужчины. Даже если поначалу это будут «лавры в кредит», не волнуйтесь, они не пропадут даром. Когда человек понимает, что в нем видят хорошие черты, он хочет соответствовать этому образу и постепенно как бы подтягивается до него.

А может, причина агрессивного поведения вашего ребенка с братом в другом. Некоторые дети сверхамбициозны. Им всегда нужно блистать, быть в центре внимания, а если приходится этим вниманием делиться, они злятся и вредничают.

В этом случае тоже полезно возвысить ребенка в собственных глазах и в глазах окружающих, «назначив» его самым щедрым. Но одновременно надо проявить и определенную жесткость. За злонамеренность по отношению к младшему брату старший должен быть наказан. И не иногда, как бывает во многих семьях: мать долго терпит, а потом, не выдержав, срывается, кричит и «применяет меры», — а всякий раз, когда сын превышает пределы допустимого. Эти пределы нужно четко обозначить и последовательно добиваться выполнения ваших требований. Опыт показывает, что дети быстро понимают, с кем позволительно распоясываться, а с кем нет.

49. Наша дочь растет эгоисткой. Мы поняли это недавно, когда отдыхали вместе с друзьями, у которых девочка — ровесница Анюты. Обеим по 9 лет, но Варя совсем другая: заботливая, всегда готова помочь, поделиться, поддержать. На ее фоне мы вдруг отчетливо увидели, насколько Аня избалована. Наверняка сказывается и то, что у Вари двое младших сестренок, а Аня — единственный ребенок в семье. До этого мы не хотели больше иметь детей, считая, что лучше все силы и средства отдать воспитанию Ани. Но теперь задумались: может, рождение братика или сестрички поможет дочери избавиться от эгоизма?

— Детям, растущим в многодетных семьях, действительно труднее вырасти эгоистами, поскольку обстоятельства жизни к этому не располагают (хотя и тут бывают исключения).

Однако рассчитывать на рождение младшего как на палочку-выручалочку не стоит. Сама собой ситуация не изменится. И даже напротив, может усугубиться, так как у эгоистичной девочки, скорее всего, возникнет ревность.

Но, с другой стороны, бороться с детским эгоизмом все равно придется, иначе климат в семье может стать невыносимым.

То, что простительно малышу, бывает трудно вытерпеть от подростка. А рождение младшего братика или сестренки обеспечит естественную мотивацию перестройке внутрисемейных отношений.

Родители не будут выглядеть в глазах Ани самодурами, которые по своей прихоти вдруг начали к ней «придираться», заставляя ее изменить привычки и поведение. Сама жизнь поставит ее в условия, когда нужно будет делиться и помогать. Но, повторяю, следует настроиться на то, что не все будет гладко, и демонстрировать Ане, как это ни парадоксально звучит, выгоды альтруистического поведения. Например, говорить о том, что лидер не тот, кто всех подминает под себя, а тот, кто заботится о других. Тогда люди к нему тянутся, уважают его. А эгоист в конечном итоге остается один, и его жизнь становится очень трудной, потому что он все вынужден делать сам. Он никому не помогал — и ему никто не помогает.

50. Наш Алеша и в детстве не любил убирать свои игрушки и вещи, а став подростком, совсем распустился: в комнате настоящий хлев, на все просьбы прибраться или еще как-нибудь помочь по хозяйству — один ответ: «А почему я?» Психолог, к которому я обратилась за консультацией, посоветовала мне не ограничивать свободу сына, а предоставить ему возможность самому решать, убирать в своей комнате или нет. Я, стиснув зубы, терпела целый месяц. Дошло до того, что у Алексея буквально весь пол был завален одеждой вперемешку с книгами и тетрадями. Наконец, я не выдержала и убрала сама. В результате сын еще и скандал закатил, обвинив меня в том, что он теперь не может найти своих вещей. В общем, я оказалась в замкнутом круге...

— К сожалению, подобные жалобы родителей сегодня не редкость. Как раз в тот период, когда подросший ребенок уже в состоянии взять на себя значительную часть рутинной домашней работы, он становится в позицию квартиранта, временно обитающего в чужом доме. С той только разницей, что квартирант все-таки платит за жилье и обычно не хамит хозяевам.

Мне кажется неверной постановка вопроса: «Не хочет — пусть не убирает». Ребенок живет не один, пользуется результатами труда своих близких. Почему он должен считать себя свободным от необходимости вносить свою лепту в семейный быт?

Подобный конфликт обычно вызревает долго. Таких детей не приучают к труду с малолетства — маме или бабушке легче все сделать самим. И вообще, в семье слишком большое значение придается фактору интереса. Ребенок не желает что-то делать, поскольку ему не интересно, и родители не настаивают.

В итоге он не привыкает выполнять однообразные действия (из которых, по сути, в значительной степени складывается любая работа) и не умеет преодолевать препятствия (неизбежно встречающиеся на пути у любого человека). Самолюбие, естественно, страдает. К подростковому возрасту в душе ребенка накапливается недовольство собой и начинаются попытки самоутверждения. Прежде всего дома и самым легким способом — демонстративным отказом от соблюдения общепринятых норм поведения.

Взывать к совести, скандалить и т. д. не стоит. Демонстративный человек как раз этого и добивается. Ему важно привлечь к себе внимание, пусть даже и отрицательное. А вот к чему он обычно совсем не готов, так это к тому, чтобы получить от окружающих воздаяние той же монетой. Если сын отказывается вам помогать, то и вы вправе перестать готовить ему еду, давать деньги на карманные расходы, покупать что-либо (между прочим, у демонстративных подростков потребности обычно завышены, так как им хочется предстать перед окружающими в выгодном свете). Для усиления эффекта полезно и временное поражение в правах. Только мотивировать его следует не наказанием, а тем, что ребенок просто еще не дозрел до самостоятельности. Скажите, что раз сын не в состоянии поддерживать порядок в комнате и оказывать вам посильную помощь, значит, он еще недостаточно взрослый и ему нельзя позволять того, что обычно позволяют ребятам его возраста. Такой подход кардинально меняет положение вещей. Демонстративному подростку кажется, что наплевательское отношение к просьбам родных его взрослит, делает независимым. А тут он убедится, что все как раз наоборот. И призадумается.

51. Сейчас много говорят о растлевающем влиянии некоторых подростковых журналов. Я с этим согласна, но как уберечь ребенка? В школе-то дети все равно их читают!

— Во-первых, школа школе рознь. Там, где родители солидарны с учителями в неприятии подобных вещей и занимаются духовно-нравственным воспитанием детей, многие ребята не рвутся читать «отвязанные» подростковые журналы, считая их пошлыми. Но даже если обстановка неблагоприятна, не стоит разводить руками: дескать, что тут поделаешь, все равно не убережешь. Важно четко определить свою позицию, назвать вещи своими именами, предупредить ребенка, что не только тело, но и душу можно испачкать. Причем, в отличие от тела, отмыть ее нелегко, а порой и вовсе невозможно. А это неизбежно отразится на дальнейшей судьбе, ведь грязный человек не способен испытывать радость чистой любви, которой так хочется в юности. Он гораздо чаще сталкивается с подлостью и видит мир в неприглядном свете, что тоже не добавляет ему счастья.

Очень может быть, что подросток начнет спорить. Не унывайте, если вам покажется, что ваши аргументы его не убедили. Родительские слова особые, они обладают огромной властью, хотя это не всегда становится понятно сразу.

Естественно, не следует оплачивать покупку таких журналов. А то нередко родители поворчат-поворчат и раскошелятся, уступив требованиям отпрыска. И, конечно, не позволяйте детям приносить порнографию домой. Скажите, что дом — это не притон и не помойка, сюда не приносят вещи, после прикосновения к которым хочется вымыть руки. Лучше говорить твердо, но спокойно, с некоторой брезгливостью, без возмущения и пафоса. Тем самым вы дадите понять, что предмет обсуждения не достоин бурных эмоций, и еще больше принизите его в глазах подростка. Но, конечно, такая линия поведения оправдана только тогда, если вы сами не приносите домой непристойных газет и журналов. В противном случае ваши требования к ребенку будут выглядеть лицемерием и абсурдом.

52. Наша дочь стесняется выступать на утренниках в детском саду, хотя знает много стихов, дома поет, танцует, любит устраивать концерты. Как помочь ей раскрепоститься?

— Такой рисунок поведения часто свойственен самолюбивым детям, которые жаждут внимания окружающих, однако боятся показаться нелепыми или смешными. Дома они берут реванш, а на людях выглядят тихонями. Порой бывает достаточно небольшого толчка, чтобы такой ребенок поверил в свои силы и перестал стесняться. Таким толчком обычно служит похвала чужих авторитетных людей, не мамы с папой или бабушки с дедушкой. Но как ее заслужить, если как раз чужих-то ребенок и стесняется?

Нужно создать ситуацию, в которой выступление ребенка происходило бы, с одной стороны, в естественной для него среде (то есть дома), а с другой — на людях. Можно, например, предложить ему разыграть в куклах какую-нибудь хорошо знакомую сказку, а потом совместно с вами показать спектакль гостям. Спрятавшись за самодельную ширму, которую легко сделать, набросив одеяло на пару стульев, ребенок почувствует себя уверенней. А если все же будет поначалу стесняться, вы его подстрахуете, чтобы у него не возникло ощущения неудачи.

После спектакля (как бы он на самом деле ни прошел) нужно от души похвалить ребенка за смелость, ни в коем случае не указывать ему на какие-то огрехи исполнения — наоборот, побуждать к повторению этого опыта в другой аудитории. Следующий шаг — показ кукольного театра на чужой территории. Но не в казенной, а в домашней обстановке: в гостях у друзей или родственников. Взрослые на первых порах опять-таки выступают в роли партнеров. Затем лучше устраниться, предложив в партнеры других ребят. Таким образом барьер стеснительности будет постепенно преодолен. А если вы еще пообещаете ему за выступление на утреннике какой-нибудь приз, думаю, дебют в детском саду пройдет с успехом.

53. Когда у ребенка есть братья и сестры, нужно ли дарить им в день его рождения какие-нибудь небольшие подарки, чтобы не возникало обид?

— А действительно, порой детская ревность достигает такого накала, что даже такая, казалось бы, очевидная вещь, как законный единоличный подарок на день рождения, вызывает у соперника обиды и слезы. Но потакать этому все же не следует. Конечно, пока дети совсем маленькие (особенно при небольшой разнице в возрасте между ними), «утешительные призы» давать можно. Двух-трехлетний ребенок бывает еще не в состоянии понять, почему брату или сестре дарят в день рождения столько всего интересного, а ему не достается даже крохотной куколки или машинки. Но когда малыши немного подрастут, их стоит учить радоваться за других, связывая это с проявлениями взрослости и самостоятельности, которых дети обычно жаждут к концу дошкольного возраста. Говорите им примерно следующее: «Когда ты был крошкой, тебе обязательно что-нибудь дарили в день рождения братика, чтобы ты не плакал. Но теперь ты большой, тебе уже разрешают на двухколесном велосипеде кататься и на аттракционах, куда малышей не пускают. Так неужели ты будешь позориться и требовать себе подарка в чужой день рождения, как двухлетний малыш?»

Ну, а для того, чтобы облегчить ребенку задачу воспитания в себе великодушия, учите его готовить свои отдельные подарки для именинника. Немного потрудившись над поделкой или вытряхнув часть денег из копилки, он уже не будет считать день рождения брата или сестры чужим праздником. Особенно если его подарок будет отмечен взрослыми как нечто особенно милое, интересное, оригинальное.

54. Какие психологические проблемы могут возникнуть у ребенка, которому нужно носить очки?

— О переживаниях «очкариков» я могу судить не понаслышке. На меня саму очки надели очень рано, в восемь лет. Из моих одноклассников близорукостью страдала только я одна, и, конечно, чувствовала себя «белой вороной».

Сейчас детей с плохим зрением гораздо больше, но все равно нельзя сказать, что все поголовно носят очки. Особенно в дошкольном и младшем школьном возрасте, когда дети очень бурно реагируют на насмешки и дразнилки (порой даже необидные, по мнению взрослых). Так что проблема «очкариков» с повестки дня не снята, хотя и не стоит так остро, как 20–30 лет назад.

По моим наблюдениям, мальчики относятся к очкам спокойнее, чем девочки. Для них это скорее неудобство. Многие мальчишки неряшливы, а очки надо регулярно протирать, держать в футляре. У них же в портфеле и без того мусорная свалка...

Да и на переменке в очках не очень-то повозишься, не покуролесишь. Ну, а про драки и говорить нечего. В общем, очки «приживаются», как правило, у спокойных, собранных, прилежных мальчиков. Таких, кого сейчас на школьном жаргоне называют «ботаниками». А для непоседливых, шаловливых и задиристых ребят очки становятся источником постоянных неприятностей. И, естественно, мальчишки стараются от этих неприятностей избавиться: в лучшем случае надевают очки на уроке, когда надо смотреть на доску. Родители сорванцов поначалу борются за соблюдение врачебных рекомендаций, но при нынешних ценах на оптику борьба вылетает в копеечку, и запал взрослых пропадает.

Девочки еще меньше любят очки, но по другим причинам. У многих появляются комплексы, связанные с внешностью. Они кажутся себе уродинами, и если настаивать на ношении очков, девочка может стать застенчивой, раздражительной, невротичной. Пока ее водят в школу взрослые, она еще будет слушаться, но обретя некоторую самостоятельность, тоже может увиливать от ношения очков, скрывать, обманывать.

Заботясь о физическом здоровье ребенка, очень опасно перегнуть палку, создав у него состояние постоянного психологического дискомфорта, хронического стресса, от которого здоровье только расшатывается. Лучше стараться проводить более гибкую политику. При небольшой близорукости к очкам вообще не стоит привыкать — иначе потом их никогда не снимешь. От скольких людей я слышала, что они полжизни проходили без очков и при этом чувствовали себя совершенно нормально. А потом по каким-то причинам (например, «для солидности», когда выбились в начальники), попробовали носить очки и уже не смогли без них обходиться.

Когда ребенок не очень четко видит, у него включаются дополнительные компенсаторные механизмы: развивается наблюдательность, усиливается внимание, обостряется слух. Боясь не узнать кого-то издалека, он привыкает опознавать людей по их пластике, одежде или, наоборот, подмечает какие-то их внутренние отличия, сказывающиеся на внешнем облике. То есть, более напряженно, пытливо вглядывается в мир. А ведь именно этой сосредоточенности сейчас не хватает многим детям, растущим в условиях современной городской цивилизации и страдающим синдромом рассеянного внимания.

Но, конечно, в тех случаях, когда без очков обойтись нельзя, надо по возможности «подсластить пилюлю»:

— подобрать оправу к лицу;

— попросить учительницу не давать ребенка в обиду, если кто-то начнет дразниться;

— внушать, что очки — это современно, что вид в очках очень умный, интеллектуальный, серьезный, что в очках легче стать отличником, поскольку это связано с представлением об интеллигентности (ребенку помладше можно сказать, что он «как Знайка», детям обычно льстит сходство с этим сказочным персонажем);

— поощрять ношение очков какими-то наградами: например, сорванцам давать призы за выдержку (в конце недели, если очки остались целы);

— девочек, переживающих, что очки им не идут, стараться покрасивей одеть, обращать их внимание на актрис и фотомоделей в очках. Тут реклама, на засилье которой сейчас принято сетовать, сыграет положительную роль.

А главное, стоит обещать, что, став постарше, дети смогут носить контактные линзы или даже сделать операцию. «Непримиримых очкариков» подобная перспектива обычно успокаивает. В чем я опять-таки убедилась на собственном опыте.

55. Почему сексуальное просвещение вредно, и как родителям отстаивать свои права, если оно вводится в школе?

— В последние годы во многих школах предпринимаются попытки так называемого «полового воспитания», на поверку оказывающиеся самым настоящим развращением детей и подростков. С детьми муссируют разные неприличные подробности, убеждают в том, что половые извращения (например, гомосексуализм) — это «вариант нормы», рассказывают то, о чем еще недавно писалось только в самых непристойных порнографических журналах.

К сожалению, нынешние нравы настолько расшатаны, что приходится долго объяснять и научно доказывать совершенно очевидные истины. Например, что развращение вредно как для физического, так и для психического здоровья детей и подростков. А оно, конечно же, очень вредно, поскольку расшатывает детскую психику, растормаживает сферу влечений, приводит к росту негативизма по отношению к родителям и, соответственно, резко повышает риск очутиться в дурной компании, начать раннюю половую жизнь, заразиться венерическими заболеваниями и СПИДом.

Поэтому родители, которые хотят видеть своих детей живыми и здоровыми, не должны верить сказкам про то, что «презерватив — надежная защита от СПИДа», и «пусть лучше ребенка научат ЭТОМУ в школе, чем в подворотне». Ведь поры латексной резины в 50 раз больше вируса СПИДа и, убеждая подростков в безопасности «безопасного секса», мы провоцируем эпидемию.

Именно поэтому в США, где презервативы рекламируются в школах уже не один десяток лет, на сегодняшний день 2 млн.(!) ВИЧ-инфицированных. Причем, в основном среди «сексуально образованных» подростков и молодежи. Что же касается подворотни, то она никуда не денется, так как является неотъемлемой частью подростковой субкультуры. Но зато школа превратится в грязную подворотню и не сможет оказывать нормального воспитательного воздействия на детей (чего и добиваются сторонники «секс-просвета»: порно- и наркодельцы, педофилы, сексуальные извращенцы и политические деятели, заинтересованные в сокращении нашего населения).

Как же родителям защитить свои права? Прежде всего они должны знать, что по нашим законам именно родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей. А «сексуальное просвещение» — это один из аспектов воспитания.

Поэтому родители имеют полное право знакомиться со всеми образовательными программами, учебниками и пособиями, а также присутствовать на уроках. Любые попытки скрыть от них содержание того или иного школьного предмета являются незаконными, и за это можно подать на директора школы в суд.

Сейчас сексуальную пропаганду под видом просвещения включают в новые предметы: валеологию, основы здорового образа жизни, уроки здоровья и т. п. Но поскольку многие из этих предметов не входят в базисный, обязательный для всех школ России, учебный план, они могут преподаваться ребенку только с предварительного письменного согласия его родителей. Вообще, на проведение любых экспериментов над ребенком (а «секс-просвет» — это эксперимент, причем с заранее известными плачевными последствиями), по нашим законам требуется согласие его родителей или опекунов.

Поэтому сейчас предпринята попытка включить «элементы полового воспитания» в обязательные школьные предметы: литературу, историю, биологию, ОБЖ (основы безопасности жизнедеятельности), естествознание. Что делать в таком случае?

Тут надо знать следующее. Закон об образовании допускает, что по одному и тому же предмету может быть несколько программ и учебников. И если программа какого-то конкретного автора содержит информацию, которая с точки зрения родителей (не обязательно всех, хотя бы некоторых или даже одного!) является недостоверной или наносит вред нравственному и духовному здоровью ребенка, то они могут обратиться к администрации школы с просьбой заменить программу или учебник. В данном случае все будет зависеть от вашей настойчивости. Некоторые родители не хотят вступать в конфликт со школой, опасаясь, что ребенка будут травить. Но, во-первых, опыт показывает, что, получая отпор, администрация школы пасует, поскольку лучше других знает, что нарушает закон. И потом, что такое тройка или даже двойка по сравнению с растлением ребенка? Помните: «секс-просвет» резко повышает опасность того, что дети рано начнут жить половой жизнью. А по статистике, в следующем после своего первого полового контакта году подростки обычно начинают употреблять спиртное и пробуют наркотики (особенно в мегаполисах типа Москвы). Это как «шампунь и кондиционер в одном флаконе».

56. Какие меры нужно принимать, чтобы ребенок не пристрастился к наркотикам?

— Очень важно понимать, какие дети составляют так называемую «группу риска», поскольку именно они оказываются наиболее уязвимыми.

Во-первых, это дети, которым недостает в семье теплоты, ласки, понимания. Может быть, взрослые слишком заняты или поглощены собственными проблемами. Или общаются с ребенком сухо, фиксируясь в основном на его успеваемости. В результате у него возникает чувство, что родителям нужен не он сам — такой, какой он есть, — а только его достижения. Нарушенный эмоциональный контакт надо восстановить, не дожидаясь вступления ребенка в переходный возраст, когда это будет сделать гораздо труднее. Если чувствуете, что не справляетесь, обращайтесь к специалистам. Не стоит отговариваться обилием хлопот. Ведь если ребенок, ища спасения от одиночества, пристрастится к наркотикам, хлопот у вас станет гораздо больше.

Во-вторых, по наблюдениям многих психологов, среди подростков-наркоманов практически нет ребят с нормальной самооценкой, она у всех занижена. А повышение детской самооценки тоже во многом зависит от родителей. Создавайте атмосферу принятия ребенка, давайте ему понять, какие у него сильные стороны, и тактично (!) помогайте справиться с недостатками.

А то мы слишком много внимания фиксируем на детских промахах, считая, что похвала «сама приложится».

В-третьих, в группу риска часто попадают ребята авантюрного склада. Пытаться удержать их при себе бесполезно. Тут надо направить жажду приключений в позитивное русло: записать подростка в какой-нибудь военно-патриотический или туристский клуб, в кадеты, в спортивную секцию и т. п.

В-четвертых, повышенно уязвимы дети с теми или иными психическими отклонениями (нередко наследственными), эмоционально неустойчивые, возбудимые и т. п. Здесь необходимо наблюдение врача и соответствующее лечение.

В-пятых, среди наркоманов нередко оказываются повышенно комформные ребята, то есть такие, которые легко попадают под дурное влияние, не умеют отстаивать свою позицию, не ведущие, а ведомые. У этих детей надо стараться как можно раньше повысить психологическую сопротивляемость. А если не получается, то хотя бы не выпускать их из-под влияния семьи.

Кроме того, дети могут потянуться к наркотикам из чувства протеста против старших, из любопытства, а также стараясь не отстать от окружающих. И тут определяющее значение имеет среда, в которой вращается подросток. Дело в том, что наркотики — это не просто вещества. Это часть комплекса, который на Западе назван «культурой рока-секса-наркотиков» (rock-sex-drug culture). «Культура» эта была создана в 1960-е годы, и сейчас подавляющее большинство подростково-молодежных журналов, телепередач, фильмов и компьютерных игр фактически осуществляют маркетинг наркотиков. Они приучают подростков к «отвязанному», «безбашенному» стилю жизни, внушают, что все в жизни надо попробовать, показывают в качестве кумиров рок-певцов, среди которых полно наркоманов и извращенцев, подталкивают к разрыву с родителями, пробуждают интерес к сексу.

Недаром составные части наркотической «культуры» фигурируют в названии в такой последовательности: сперва рок, потом секс и только потом, на заключительном этапе, — наркотики. Поэтому, покупая ребенку журналы «Cool», «Yes», «Башня» или читая сами на его глазах бульварную газетенку с непристойными заголовками, вы своими руками подталкиваете его к опасной грани. Кто-то наживет на этом лишние доллары. Вам это нужно?

Многим взрослым кажется, что главное — предупредить ребят, рассказать, к каким страшным последствиям приводит употребление наркотиков. Но, во-первых, подростковая психология устроена своеобразно, и значительную часть ребят (особенно склонных к демонстративности) подробный рассказ о действии того или иного наркотика может раззадорить и подвигнуть к экспериментам. А во-вторых, сейчас практически все дети чуть ли не с ясельного возраста знают, что наркотики опасны. И тем не менее число наркоманов увеличивается. Значит, дело не в информации!

Наркомания — болезнь прежде всего духовная. Поэтому и бороться с ней следует главным образом путем приобщения ребенка к вере, укреплением его нравственности и опорой на традиции нашей культуры. И, конечно, нужно следить за тем, с кем он общается: «С кем поведешься — от того и наберешься».

Все права сохранены © 2014 г. Москва "Драгоценность" - Родительская Школа
Любое копирование материалов с разрешения владельцев портала.
Все поля требуют заполнения.

Все поля требуют заполнения.